Конфигурация власти

«Эксперимент Кремля по переформатированию региональной власти заставляет сомневаться в успехе»

Январь оказался не только богатым на события в регионах, но и обнаружил несколько тревожных сигналов, которые можно определить, как нарождающаяся губернаторская «фронда» против Центра.

Конечно, определенная оппозиция Кремлю в регионах существовала всегда.

Живо, к примеру, недавнее воспоминание реплики экс-губернатора Красноярского края Толоконского в октябре прошлого года по поводу кадровой политики Москвы: «… любая политическая стратегия — она должна, на мой взгляд, ориентироваться на долговременный результат. Нельзя стратегией жертвовать ради тактики».

Командир «пехоты Владимира Путина» Рамзан Ахматович Кадыров давно уже построил в Чечне мононациональную республику со всеми атрибутами независимого государства.

Довольно свободно до недавних пор себя чувствовали главы Татарстана, Башкирии и Удмуртии, а что там по-настоящему творится на Чукотке или в Тыве, одному черту известно.

Но вернемся к нашим баранам. В середине января в центр полетели первые сигналы.

Выступая 16 января в Москве на комиссии Совфеда по экономической политике по вопросам исполнения регионами полномочий, переданных с федерального уровня, губернатор Тамбовской области Александр Никитин заявил, что центр должен выделять регионам больше средств на исполнение социальных обязательств. Никитин говорил о недостаточности финансирования в части закупки дорогостоящих лекарств, приобретения жилья детям-сиротам и о растущих тарифах на страховые взносы в фонд ОМС. По мнению губернатора, объем субсидий должен определяться на основе фактической потребности регионов.

В этом же духе на Гайдаровском форуме высказался глава Татарстана Рустам Минниханов. Он недвусмысленно попросил федеральные власти не вмешиваться в финансовую политику российских регионов: «Моя просьба – пять лет не трогайте ничего. Я буду понимать, сколько доходов мы заработаем. Вы принимаете решение: движимое и недвижимое имущество – это наши доходы. Почему вы такие решения принимаете? Или какие-то вычеты из подоходного налога? Почему вы принимаете без нас какие-то льготы?»

Также Минниханов выразил недоверие создаваемой в последние два года «вертикали власти». Он, как и любой простой человек, недоумевает, как в режиме ручного управления можно руководить такой страной, как Россия: «Доверяйте. Что вы боитесь? Если этот руководитель субъекта не подходит под эти задачи, меняйте его, оказывайте недоверие. Но как из Москвы можно такой огромной страной управлять? У вас есть руководители регионов, им надо доверять».

В русле недовольства политикой центра высказались и парламентарии Якутии, на сайте Госсобрания которой появилась статья (затем удаленная) под заголовком «Пришло время повернуться лицом к северным территориям».

Суть материала, в котором много справедливых слов насчет освоения северных территорий, – замечательное предложение: «Север приносит в федеральный бюджет в 1,7 раза больше денег, чем получает из него в виде дотаций. Россия живет за счет Севера, хотя это многими не осознается».

Намек, может быть, и менее прозрачный, чем у Минниханова и Никитина, но его не скинешь со счетов.

В общем, давление Кремля на губернаторский корпус делает свое дело.

Тогда же удивил общественность и губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, просто и по-человечески высказавшийся против отчисления курсантов, которые сняли клип на песню Satisfaction: «Считаю, что увольнение точно не добавит им патриотизма и воспитания». По мнению главы региона, студенты должны понести наказание, «соразмерное поступку».

И в этом он, в отличие от Росавиации, которая пообещала отчислить будущих летчиков, проявил не только удивительные для чиновника такого уровня сдержанность и понимание ситуации, но и решительность, не присущую обычно губернаторскому корпусу в разговоре с Москвой.

Не менее решительно высказалась Министр образования и науки Северной Осетии Ирина Азимова, обозначив свою позицию по поводу изучения осетинского языка в школах республики. «Факультативным осетинский язык никогда не будет, – подчеркнула Азимова. – Это предмет, обязательный для изучения. Абсолютное большинство, 99%, выбрало изучение осетинского языка в качестве родного. Причем среди них есть в том числе и дети не осетинской национальности».

Ирина скромно умолчала, что в республике живет 40% других национальностей, из них русских больше двадцати процентов.

Странный эксперимент

Все эти сигналы тонко намекают, что внутренняя политика государства не должна быть похожа на одноклеточный организм, ибо такая система не может эволюционировать, а значит, справляться с постоянно возникающими вызовами. Центр фактически проводит линию на уничтожение губернаторов как политической элиты региона, придавая им роль простых винтиков системы.

После того, как бывший генерал, а ныне глава Дагестана Владимир Васильев, закончит бульдозером утюжить республику, находящуюся в хрупком балансе национальных и клановых интересов, станет понятно, как Москва дальше будет строить свои отношения с регионами. И если Дагестан склонится перед центром, следующая очередь за теми национальными республиками, вроде Татарстана и Башкортостана, где половина населения состоит из русских.

Но как бы там ни было, в этом году региональная архитектура будет практически закончена, и Кремль приступит к конфигурации муниципального поля в РФ. Ибо самые коррумпированные структуры в стране как ни странно больше всего связаны с муниципалитетами, то есть с распродажей всенародно выбранными мэрами земли областных и республиканских центров и превращением наших городов в уродливых чудовищ, несовместимых с жизнью. И это перекликается с двумя очевидными линями.

Первая – это появившиеся из ниоткуда структуры, которые продвигают урбанизм. Как говорят, за этим продвижением стоит реформатор нашей губернской архитектуры Сергей Кириенко. Вторая — создание структуры в Администрации президента, которая будет отвечать за преобразования в муниципалитетах, созданной специально под Николая Цуканова.

Что мы сейчас видим в подтверждение этих слов? Ну, во-первых, мэры столиц субъектов РФ стремительно утрачивают свою самостоятельность и становятся полностью подконтрольны губернаторам. Большая часть региональных центров переходит на двухзвеньевую систему муниципального управления – глава плюс сити-менеджер.

Во-вторых, принято решение зачистить мэров-политических тяжеловесов. В СИЗО находятся две значительные региональные фигуры экс-глава Нижнего Новгорода Сорокин и мэр Махачкалы Мусаев.

Показательные уголовные дела против мэров городов еще даже не набрали оборота, но прецедент, который продемонстрировал Владимир Васильев в Дагестане – проведение тотальной ревизии положения дел и в Махачкале, и в самой республике, намекает, что у нас все впереди.

В муниципалитеты идет сигнал с самого верха: проблемы с ЖКХ, городским транспортом, бессистемной застройкой без соответствующей инфраструктуры – есть результат воровства и коррупции на местах, и если вновь избранные главы не подвергнут ревизии состояние городского хозяйства, у них не будет вариантов для последующих оправданий.

Комментирует Дмитрий Евсюткин, политолог, публицист, руководитель аналитической группы «Центр»

Источник: Московский комсомолец

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *