Судьба полуэксклава: с границами, но за границами

Есть ли особое будущее у территорий с особым положением, в числе которых – и российский полуэксклав Калининградская область?

Образцовых анклавов(эксклавов) в современном мире немного. Королевство Лесото, со всех сторон окружённое территорией ЮАР. Республика Сан-Марино внутри территории Италии. Британский Гибралтар на южной оконечности Иберийского полуострова. С натяжкой – султанат Бруней, имеющий сухопутную границу только с Малайзией. Случай Брунея сомнителен, поскольку это суверенное государство, не являющееся частью другого государства, и по геополитическому положению неотличимое, скажем, от суверенной Португалии, которая имеет сухопутную границу только с Испанией, но ничьим эксклавом не является.

Главная идея российской колониальной политики XIX века основывалась на двух постулатах:

1) не следует чрезмерно приращивать территорию империи, поскольку она и без того велика, а необдуманное её расширение приведёт к потере управляемости

2) не следует обзаводиться дальними заморскими владениями, поскольку Россия не сможет их эффективно контролировать и будет постоянно вступать в региональные конфликты с конкурирующими колониальными державами.

На протяжении позапрошлого столетия российские власти последовательно придерживались этих установок. Пример – история Русской Америки, к которой в общем плане можно применить понятие анклава/эксклава.

Бывшая Русская Америка (Аляска), в течение полутора веков находившаяся под рукой Российской империи, имела неясный статус заморского владения, в состав империи не инкорпорировалась, прямой аннексии не подвергалась. Границу Русской Америки внятно демаркировали только в 1820-х годах. Причём разграничение провели с территориями, ещё более тёмными по статусу. Северо-западные земли будущего Доминиона Канада (созданного в июле 1867 года) тогда были частным владением британской Компании Гудзонова залива, а территорий будущего Дальнего Запада США русские владения вообще не достигали. Продажа Русской Америки во владение США, осуществлённая и юридически закреплённая в 1867-м, одним росчерком пера превратила эту территорию из российского эксклава в эксклав американский. Статус полноправного штата Аляска получила почти век спустя – в апреле 1959 года.

По сей день этот самый большой по территории, самый неблагоприятный по природно-климатическим условиям, малонаселённый (полчеловека на 1 квадратный километр) штат США отрезан от основной территории государства, связан с ней только воздушным и морским сообщением; железнодорожного сообщения нет, а Аляскинская автотрасса через территорию Канады имеет местное значение, хоть и является частью Панамериканского шоссе. В восприятии большинства нынешних американцев Аляска – край света, а её постоянные обитатели – не то чудаки, не то малопонятные экстремалы. И хотя многие американцы завидуют уровню душевого дохода аляскинских экстремалов (одному из самых высоких в США), но переселяться на край света не спешат.

Форт Росс сегодня

Форт Росс (Калифорния) сегодня (с)

Крошечный российский эксклав Форт-Росс в Северной Калифорнии был создан в 1812 году и ликвидирован его владельцами в 1840 году, поскольку не оправдал возлагавшихся на него надежд, не оказал существенного влияния на обеспечение российских интересов в Северной Америке, а вместо ожидавшихся доходов доставил изрядные убытки.

По несбывшейся воле судьбы в 1880-х годах на карте мира мог бы появиться ещё один российский эксклав – на северном побережье острова Новая Гвинея. Инициатором установления российского протектората над частью территории Новой Гвинеи был известный учёный-этнограф Н. Н. Миклухо-Маклай, немало времени проведший в тех краях и не раз обращавшийся к российским властям с таким предложением.

Предложение не нашло поддержки и было отклонено по вполне резонному соображению – «отсутствию у России интересов в этой части света». Остаётся только фантазировать, что могло бы быть, если бы предложение русского учёного приняли, и Российская Федерация наших дней располагала бы в тропических широтах Тихоокеанского региона опорным пунктом, населённым обрусевшими папуасами.

campione

Кампионе д’Италия

Итальянское поселение Кампионе д’Италия, на озере Лугано, принадлежало Ломбардии, окружено территорией Швейцарии, являясь эксклавом Италии и анклавом Швейцарии.

kampione-de-italia

Campione d’Italia

Уникальную страницу мировой истории составил анклавно-эксклавный хаос Священной Римской империи германской нации, т. е. австро-германских и североитальянских земель периода 962-1806 годов. Множество крошечных владений – герцогств, эрцгерцогств, курфюршеств, графств и пфальцграфств – иногда отделённых от территории суверена сотнями километров и со всех сторон окружённых территориями другого суверена, создавали картину самого настоящего лоскутного одеяла. Не случайно Фридрих Энгельс ядовито называл современные ему германоязычные земли «нашими многочисленными отечествами», и не случайно процесс консолидации Германской империи, ведшийся на протяжении почти всего XIX столетия «железом и кровью», был столь непрост и болезнен.

karaul-v-zapadnom-berline

Совместный караул в Западном Берлине

Трагична история Западного Берлина – города-анклава, почти тридцать лет отделённого от мира бетонной стеной и бывшего предметом яростных политических схваток Запада и Востока. Высвобождавшаяся в этих схватках энергия несколько раз бросала мир на грань третьей мировой войны. Концентрация напряжённости вокруг Западного Берлина в финале достигла такой степени, что падение берлинской стены осенью 1989 года фактически совпало по времени с падением западной границы ГДР, хотя юридическое воссоединение двух германских государств произошло позже.

И наконец, в прямой связи с политическим наследием Второй мировой войны находится современный статус Калининградской области РФ. Расположенный в самом центре Европы, российский полуэксклав не знал никаких особых сложностей, пока находился в составе унитарного Советского Союза с его условными внутренними границами. И мгновенно обрёл целый ворох сложностей и трудноразрешимых проблем, как только Советский Союз перестал существовать.

uchenija-baltyiskogo-flota

Учения Балтийского флота

Во-первых, разрушено былое «предназначение» этого региона. Его «военно-морская специализация». Сегодня, в свете напряженных отношений России с Западом, многое возвращается, но очертания этого многого не столь впечатляющи и системны, как ранее.

Во-вторых, до сих пор нет чёткого понимания развития территории. Хотя бы лет на 30-40. Введения-отмены всякого рода статусов и привилегий – пример того, что руководство (и местное, и федеральное) не представляет, куда Калининградскому региону идти и с помощью чего процветать. Нет, слова-то о важности, скажем, туризма или географической бизнес-привлекательности есть, а вот механизмы добычи из указанной привлекательности конкретного счастья отсутствуют. Как говорится, и проку нет, и терять жалко.

В-третьих, Россия за более чем двадцать лет толком так и не вписала столь уникальный регион в канву государственной экономики и политики (налоговые поступления или военные базы – не в счёт). Нет его и в списке субъектов административно-хозяйственного типа завтрашнего дня, символов XXI века.

Как результат, население Калининградской области хоть и не бедствует, но и не благоденствует. Общероссийская проблематика присутствует здесь в полном объёме: безработица, дороговизна, дефицит квалифицированных инженеров и рабочих, маргинализация крестьян, невысокий профессионализм власти. А главное, Янтарный край двигается в разрезе не плана-максимум, а оперативного плана по формуле «от события до события», от фестиваля до чемпионата.

tcukanov-i-Ulyukaev

 На строящемся стадионе побывали губернатор Николай Цуканов и глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Фото Э.Молчанов

То есть, как Москва скажет.Что чревато. Поскольку нынешний мир раздирают нарастающие противоборствующие тенденции. С одной стороны, продолжается пресловутая глобализация, норовящая «опрозрачнить» и стереть не только государственные границы, но и различия человеческих существ по признаку пола. С другой стороны, выветривается послевоенный принцип нерушимости европейских границ; распад Чехословакии и Югославии, сепаратистские настроения в Италии, Испании и Великобритании это ясно показывают.

Какая тенденция возобладает в будущем – предсказать очень трудно. Не исключено, что опыт существования прошлых и современных анклавов/эксклавов будет вновь востребован, хотя опыт этот и горький. Мировая философия изменяется на глазах. Насколько способны отдельные державы воспринимать новую реальность, насколько они прочны, покажут ближайшие годы.

Андрей Кротков

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *