«Код Столыпина»: коллапсирующая экономика и пушистая задница на стуле

14 сентября в культпросветпространстве «Катарсис» прошла встреча с предпринимателем, медиаперсоной и кандидатом в депутаты Госдумы Дмитрием Потапенко. На сей раз жаркой битвы в общественном дискуссионном клубе «Код Столыпина» не состоялось, его гость выступал сольно. Процитировать целый час данного выступления достаточно сложно, поэтому приводим самые яркие отрывки из этого «соло».

код столыпина

Виталий Макаров и Дмитрий Потапенко

О Государственной думе

Что такое Госдума? Это 450 юристов не по образованию, но по функции. Их задача – принимать законы. У меня же складывается ощущение, что они там все веселятся. Отрывают лапки тараканчику, смотрят: ага, ползёт. А можно голову оторвать. Опять, скотина, ползёт! Если бы я трохи был царём, то я закрыл бы всю Госдуму и не выпускал её в туалет, пока они не отменят законы, принятые за последние 20 лет, то есть то дерьмо, что они напринимали. Вот мы смотрим на «проклятых буржуинов», у них законы действуют зачастую со времён кайзера. А наши ребята реально развлекаются, именно отрывая лапки.

код столыпина

О структуре Думы

Я бы сделал финт ушами, чтобы повеселить народонаселение. Например, упростил бы бюджетные партии. Мишка раком, красно-жёлтый супермаркет, бело-красный супермаркет… Я бы объединил это всё в одного удалённого мальчика, который просто нажимал бы клавиши. А поскольку Госдума с точки зрения юридического образования это стандартное ООО и, если тебе принадлежит меньше 51%, ты – лошара, то этому мальчику я бы дал доверенности от 230 человек. А на 220 человек запустил бы полный паноптикум. Пусть там будут ростовые куклы, девочки… Всё равно решения принимать будет тот самый мальчик.

Код Столыпина

О дебатах

Оппоненты – они начинают на уровне такого… письками, в общем, меряются, набрасывают дерьмо на вентилятор. Они не обсуждают ничего структурного и интеллектуального. Они обсуждают место, которое каждый хочет занять. Физически. У них предложение единственное: Васю поменять на Петю. Хорошо, старик, не вопрос. Поменяем Васю на Петю, дальше-то что делать будешь? Что ты хочешь получить? Если желаешь получить ксиву и зарплату в 400 тысяч рублей, то, может, лучше это сделать другим методом? К сожалению, подобное имеет место быть. В Омске на дебатах я отошёл в сторону. Я ровно посередине, а они ка-а-к начали…

код столыпина

О принятии законов

У нас как у предпринимателей может появиться прямой инструмент влияния, сейчас он опосредованный. Минимум через две прокладки приходится идти.

код столыпина

Оксана Майтакова и Виктория Исаенко

Сегодня, например, мы пишем условные 100 законопроектов. Потом мы идём в четыре бюджетные партии. Мы знаем, кто чего, сколько, в каком размере. Они там ковыряют пальцем в носу и говорят: «Ну, ты знаешь, наверное, мы возьмёмся за проект № 6». После этого нас тащат, как обоссанных котят, в правительство, там нас обмазывают другой субстанцией, очень похожей на шоколад, но по-другому пахнущей, и говорят, мол, ладно, на вот этой странице нравятся буквы П, О, Ж и А. Закон как бы имеет отношение к отрасли, но из этих букв слово «вечность» фигово складывается. В Думе будет 440-450 тех самых бюджетников-юристов, которые получат ксиву и зарплату. Но если ты там, то у тебя будет прямой механизм действия. Не вот эта абстракция хождения по кулуарам.

код столыпина

Дмитрий Потапенко

О мотивации

Мы перевернём мир? Нет, такого и близко нет. Но в случае выигрыша есть шанс, маленький, но шанс притормозить один закон, второй… Есть шанс действительно поддержать предпринимателей. Можно уйти на кухню и сказать, что всё куплено и определено заранее.

код столыпина

Наталья Будоян и Алексей Гвоздев

Можно ждать, пока позвонят из администрации президента и скажут: «Дмитрий Валерьевич, в общем-то кабинет свободен, мы там ничего не трогали, карандашики подточили…» Но, я думаю, это слишком хорошая история, которая нереальна. Надо просто оторвать свою пушистую попу и что-то сделать. Поэтому я в 97-м округе, в федеральном списке. У нас сегодня есть небольшой шансик получить маленький механизм воздействия. Я не политик. Я нанимаюсь одним из 450 юристов. Я веду бизнес и могу рассказать, какое законодательство должно быть принято для того или иного случая ведения бизнеса.

код столыпина

О прогнозах

Экономика коллапсирует вне зависимости от 18-го числа. Запрос на новую экономику – он будет. В 2017 год мы проскочим на резаной бумаге [Имеются в виду вливания средств в экономику России. – Прим. ред.], мы скоро будем «миллионерами». На должность президента в 2018 году, понятно, мы выберем человека с многолетним опытом работы президентом. В общем, это разумно. На должность секретаря ты же не нанимаешь человека без опыта?

код столыпина

Но в 2019-2020 гг. будет много нисходящих трендов, в том числе не только экономических. Там и изменения энергетические, и демография. Экономика 2019-го – это экономика 2016-го. И сейчас у нас есть шансик, ма-а-аленький такой, что-то поменять, потому что в 2019-м мы получим более разорённую страну и придётся вообще выковыривать её из гуана.

О феодальном строе и внеплановых проверках

код столыпина

Мы находимся в феодальном строе. Разница между ведением бизнеса в 80-90-е гг. и сегодня принципиальна. Тогда приезжали люди не по закону, а сегодня нас доят по закону. Существующее законодательство не позволило мне достичь вершин, которых я бы хотел достичь. Нынешнее законодательство – оно уголовное. Об этом говорят все: от простого рабочего в лавке до крупного предпринимателя.

код столыпина

Елена Несмачная

В «Азбуке вкуса» за год было более 400 проверок, притом, что они белые и пушистые в отличие от меня. В день у них, получается, было в среднем две с половиной проверки. Считается, что сейчас через сито проверок проходит только 3% предприятий, а проверки все внеплановые. Количество проверок возросло кратно по сравнению с нулевыми.

код столыпина

О Калининградской области

С существующим подходом властей метрополии к Калининграду развития нет. Калининград будут держать, как цепного пса, обматывая колючей проволокой, увеличивая количество военных баз. К предпринимательству это не имеет никакого отношения, надо всем становиться прапорщиками. Область обтянут колючей проволокой, и будут тут военные базы.

код столыпина

Алексей Гвоздев. Фото -Ирина Романова

Сейчас метрополия смотрит на Калининград, чтобы он никуда не сдёрнул. Но этот взгляд неверный. Калининград – форпост продвижения своих интересов. Здесь имело бы смысл сделать финансовый офшор, IТ- и сельскохозяйственный кластеры, чтобы продвигать свой продукт за рубеж, а не приобретать у них. В рамках Калининградской области можно сделать модель и экспонировать её на всю страну.

Практически в конце выступления гостя клуба «Код Столыпина» политтехнолог Алексей Гвоздёв предложил Дмитрию Потапенко реальный шанс на реальную победу в выборах.

«На сегодняшний момент я могу легко сосчитать, сколько стоит победная кампания, – сказал Алексей Гвоздёв, – по вашему округу стопроцентно победная. Это обойдётся в 200 миллионов рублей. За эту сумму можно перебить потуги всех политтехнологов. Закон, например, не запрещает иметь в каждой семье своего агитатора. На данный момент этой брешью в законодательстве пользуется гигантское количество политтехнологов. Грамотно организованная кампания с бюджетом 200 миллионов рублей позволяет в каждой семье иметь агитатора. Задача такого агитатора – поговорить со своими родственниками и соседями и в день выборов, придя на избирательный участок с паспортом, проголосовать по совести. Вы начали нашу беседу с того, что выборы – бизнес-проект. И кто вам мешает победить? У меня ощущение, что, когда вы вступали в избирательную кампанию, вы не планировали побеждать», – подытожил политтехнолог.

Однако Дмитрий Потапенко от абсолютной победы отказался, назвав данную сумму нецелесообразной. «Имеет ли смысл сжигать 200 лямов, чтобы получить должность юриста с зарплатой в 400 тысяч? Это экономически нецелесообразно. С точки зрения ресурса всю избирательную кампанию можно вообще провести с нулевым бюджетом. Когда же мы вступали в выборный процесс, то мы понимали, что небольшой шанс на победу есть. Хорошо ли будет, если мы проиграем? Нас всё равно туда потащит. Мы – единственная партия, у которой президент запросил программу. После 18 сентября ничего не закончится. Мы никуда не уйдём. Останется аппарат омбудсмена, останется партия как механизм», – ответил предприниматель.

текст — Ирина Романова

фото — Андрей Озерцов

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *