Глеб Кузнецов: у нас ситуация на выборах абсолютно современная

Симулякры и симуляция

Вот только что прочитал уважаемого импортного дядю, который на голубом глазу и полном серьезе говорит о том, что невысокая явка в Европе и такая же в России — «это совсем другое дело». В Европе невысокая явка «отражает» и «выполняет», а в России — это фикция и видимость.

Подумал, похихикав, что у нас в деле построения демократической европейской модели параллельно с деградацией самой европейской модели такие успехи случились внезапно, что уважаемым экспертам приходится развивать тезис про то, что два и два по эту сторону границы и по ту совсем разные вещи в сумме дают.

По большей части у нас ситуация абсолютно современная — наиболее зависимые от государства слои демонстрируют максимальную активность электоральную. Кавказ, бюджетники, метрострой коллективный является основными бенефициарами распределения государственных средств и естественно показывают большую активность в смысле современного т. н.»участия» в политике — голосования.

В любой Португалии безработный получатель пособия сегодня имеет больший удельный политический вес, чем любой предприниматель или профессор. Он (безработный, а никак не профессор) — любимый адресат пропаганды, с ним носятся как с писаной торбой, политики льют слезы над его судьбой и строят кампании на том, что надо дать ему больше (понятно, отобрав либо в натуральном виде, либо в виде возможностей у работающего среднего класса). У нас такого любимого избирателя Павловский назвал надысь «хорошей кавказской матерью, которая ничего не производит».

Самая модная калитка доступа образованного класса в политику в результате — это беззастенчивая ложь и манипуляция «участием» бедных — «новые партии», «антиистеблишмент-движения». Профессура гуманитарная в себя и в свой класс не верит, на собственную активность и достижение собственного представительства не уповает, а клепает разного рода «новых левых».

При этом «профессура» из новых левых начала воевать за право манипулировать голосующим социальным дном со старой бюрократией. Дерзко оспаривая сложившийся социальный контракт, благодаря которому в Европе перестало быть актуальным разделение на правых и левых, так как левыми стали все: «Мы (политическая бюрократия) грабим средних, чтобы дать бедным, а голосование бедных станет для нас лучшей защитой от средних и гарантией неизменности нашего правления».

Россия находится пока на стадии торжества этой самой политической бюрократии. Запаздываем в общем. Через ОНФ у нас пытаются как обычно «сверху» создать конкуренцию бюрократам на рынке. Показать, что доступ в политику есть и помимо civil cervice административной. (Именно про это, кстати, ноют все «новые» движения равно правые и левые — как же так, три четверти парламентариев в любой европейской стране — из профессиональных бюрократов).

Так что у нас — все до скуки в мировых трендах. Не хватает пока только университетских манипуляторов социальным дном, тех самых «новых левых». Но это — претензия скорее к советскому этапу. От осины политэкономии марксизма апельсинам вроде испанского Подемос рождаться трудно.

В общем, будь Явлинский какой нибудь или Титов повменяемее, то предложил бы всем не имеющим высшего образования и работы субсидию в пятерочку в месяц, а новым россиянам — тем кто получил паспорт российский в последние 10 лет — по, скажем, тысяч 150. Обернув в логику «равных возможностей», «истинной справедливости» и «современного прочтения либерализма». Поступил бы по-европейски и сидел бы сейчас в Думе счастливый и довольный. Но мы пока действительно запаздываем конечно.

Глеб Кузнецов, политолог.

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *