К вопросу об идентификации параметров региональной модели управления

Давайте  поговорим о возможной идентификации нового руководства Калининградской области.

Но сначала небольшой экскурс в историю. До 1991 года на всех уровнях власти существовала двухэтажная система управления. Политическое руководство осуществлял первый секретарь соответствующего комитета КПСС, оперативное хозяйственное управление – председатель исполкома соответствующего совета. В 1990 году первым секретарям обкомов было рекомендовано избраться председателями областных советов, после чего многим рекомендовали освободить партийную должность, в связи с чем политическое руководство стало распыляться. Сознательно это было сделано, чтобы ослабить партийную хватку на местах, или нечаянно, уже неважно. Важно, что в регионах сформировалось несколько управленческих команд, способных в случае чего подменить друг друга.

С избранием Бориса Ельцина президентом РСФСР, то есть высшим должностным лицом республики, начался обратный процесс. Власть в регионах стала консолидироваться. Одновременно с Ельциным мэрами Москвы и Санкт-Петербурга были избраны Гавриил Попов и Анатолий Собчак, а президентом Татарстана Минтимер Шаймиев. Консолидации власти в регионах России способствовал провал ГКЧП, при желании обвинить в поддержке путча можно было кого угодно, и таким образом сместить с должности. Прямые выборы глав регионов были признаны нецелесообразными, на переходный период Ельцин назначал их своими указами.

Вместо трех руководителей, толкавшихся локтями, вводилась должность главы администрации области. На эти посты осенью 1991 года были назначены как продемонстрировавшие свою лояльность новой власти местные управленцы, так и рьяные ее сторонники, в основном из числа народных депутатов РСФСР, входивших в демократические фракции. Сейчас их имена уже и не вспомнить, только Википедия может подсказать.
Как правило, демократические назначенцы вынуждены были уйти со своих постов в первые два года, яркий пример – Гавриил Попов. Редко, кто досиживал до 1995-1996 годов, когда, наконец, прямые выборы губернаторов были разрешены. Переизбраться смогли лишь единицы, яркие примеры таких неудач – Собчак и Юрий Маточкин.
Именно в 1996 году перед руководителями регионов встал вопрос о том, какой управленческой модели соответствовать. Если до этого периода существовало возможных несколько ипостасей губернатора: губернатор-профессор (Собчак, Маточкин, Попов), губернатор-плейбой (Немцов, Илюмжинов), то после свою жизнеспособность продемонстрировала только одна – губернатор-крепкий хозяйственник.
Иконой этого стиля стал, конечно же, Юрий Лужков, и на него стали равняться все остальные. Именно позиционирование Владимира Яковлева крепким хозяйственником помогло ему победить профессора Собчака. А в Калининградской области пример тому победа Леонида Горбенко над Юрием Маточкиным.

Губернатор-крепкий хозяйственник обычно имел прозвище Папа. Папа – как отец семейства, заботливый, обеспечивающий своих детей кровом, едой, дающий им образование. Папа, который всегда защитит от чужих нехороших людей и выдвинет перед хорошими. Папа, который всегда знает, как лучше. Авторитет Папы беспрекословен. Папа нередко бывает строгим и суровым, но всегда справедливым.
Почти в каждом регионе был губернатор с таким или подобным прозвищем. В Калининградской области самый известный пример – Батяня Горбенко.
После того, как выборы губернаторов отменили, ценность такой идентификации поблекла. Теперь уже не надо было быть Папой для своего подопечного населения, надо было быть хорошим и послушным для одного единственного всероссийского Папы, а это уже совсем другая модель управления.
Но если посмотреть на судьбу губернаторов-назначенцев, то редко кто из них до сих пор остается на своей должности. Потому что привыкшие к губернатору-Папе люди не смогли принять губернатора, который «оказался не Отцом, а сукою», в связи с чем высказывали недовольство, которое не могло оставаться незамеченным.
Именно таковой была судьба калининградского губернатора Георгия Бооса, который изначально не скрывал, что должность для него — это лишь трамплин для возвращения на федеральный уровень. Отсюда и все его инициативы – только для того, чтобы его заметили, похвалили и выдвинули.
На первый взгляд, Бооса можно было назвать крепким хозяйственником, ведь именно при нем в области началось большое строительство, и именно он избавил регион от досаждавших людям цыган-наркоторговцев. Но крепкий хозяйственник – это не просто строитель. Стройка ради стройки ничего не дает. Стройка должна иметь практический смысл, и новые объекты должны приносить пользу и прибыль, а не быть обузой.

Вот, к примеру, по инициативе Бооса был построен Дворец спорта «Янтарный». Он должен был стать базой для волейбольного клуба высшей лиги «Динамо-Янтарь», который специально прописали в области. Какая была идея? А идея была очень красивой.
Хотели привлечь в Калининград любителей волейбола со всей страны и всего мира. Миллионам любителей волейбола потребовались бы сотни тысяч отелей, ресторанов, спа-салонов и т. п. Для них построили бы несколько новых аэропортов, глубоководный порт, гигантскую яхтенную марину.
Любители волейбола, приехав к нам, прониклись бы восторгом, как в Калининграде все замечательно, и захотели бы переехать на постоянное место жительства, для чего были бы построены новые города. Чтобы любителям волейбола не было скучно, было получено согласие на устройство игорной зоны. Чтобы казино не остались без электричества, было начато строительство Балтийской АЭС. Чтобы лишняя электроэнергия не создавала нагрузки на сеть, было запланировано строительство трассы Формулы-1 и нефтеперерабатывающего завода.
И как вершина всего, чтобы миллионы любителей волейбола, автогонок, рулетки и блэкджека не страдали от пограничного и таможенного досмотра в Кибартае и Гудогае, — строительство завода по производству дирижаблей. В итоге столица автоматически была бы перенесена в Калининград, который стал бы называться Нью-Москва, а Москва была бы переименована в Старый Калининград.
Что получилось в итоге? В итоге волейбольный клуб, оставшись без финансирования, прекратил свое существование. И эти великолепные Нью-Васюки не состоялись. Но Дворец спорта же успели построить, и теперь он висит гирей на бюджете области, и используется как концертный или выставочный зал. Концерты там отвратительные из-за плохой акустики, и оттуда не уедешь ни на общественном транспорте, ни на личном из-за гигантских заторов. Получается, что за счет бюджета построили и содержат ненужное здание, и кроме как вопиющей бесхозяйственностью это назвать нельзя.

Боос также начал строительство театра эстрады в Светлогорске, рассчитывая, что туда переедут все мероприятия, проводимые россиянами в Юрмале. Но если бы не случилось обострение международной обстановки, вряд ли туда кто-нибудь приехал, потому что Светлогорск – это, конечно, не Юрмала, и никогда ею не станет. Я сомневаюсь, что международную изоляцию и самоизоляцию России предвидели, когда принималось решение о строительстве театра эстрады, то есть опять на авось, в расчете на Нью-Васюки.
И так во всем, чего не коснись. В тоже время бюджет области подвергался чудовищному секвестру, закрывались больницы, сельские школы, повышались налоги. Фактически жители же области использовались как батут, на котором прыгают, чтобы взобраться повыше. А кому понравится, что у него на голове скачут?

Следующий губернатор Николай Цуканов учел все ошибки предшественника, и несмотря на то, что по-прежнему был назначенцем, стал следовать модели губернатор-Папа, хотя и не успел получить такого прозвиша. Примечательно, что все трое кандидатов в губернаторы, из которых президент должен был выбрать одного, соответствовали этому образу: помимо Цуканова, который к тому времени был пять лет Папой в Гусеве, еще Юрий Савенко и Александр Ярошук, стоявшие как полные Папы в Калининграде.
Образ Папы-губернатора у Цуканова усиливался еще и тем, что он и по жизни был хорошим папой. Он воспитывал в одиночку сына, и всячески защищал его от нападок со стороны прогрессивной общественности. К тому же к моменту назначения на должность у него снова родился сын.
Подробно описывать губернаторство Цуканова, видимо, смысла нет, все и так еще помнят, но важно выделить главное – по головам своих земляков Цуканов не ходил. Когда в конце 2010 года я брал у него интервью, я спросил, о чем он мечтает. Он сказал, что мечтает, чтобы когда он уйдет с поста, ему не плевали вслед. В процессе согласования текста эту фразу сформулировали помягче, но суть осталась такой же.
Данная стратегия дала свои плоды, Цуканов был выдвинут на повышение, хотя вряд ли напрашивался на это. Получается парадокс, человек, который использовал область как трамплин, и мечтал выдвинуться, был низвергнут. А тот, кто хотел спокойно доработать второй срок, когда только-только перестали ежедневно ждать его отставки, был повышен. И это как нельзя лучше демонстрирует эффективность той или иной модели управления.
Теперь о новой команде у руля Калининградской области. Проблема ее идентификации является актуальной, потому что теперь губернаторы снова избираются населением, пусть даже в максимально комфортной для кандидатов от власти форме. Однако стопроцентной гарантии избрания не существует, вспомним хотя бы опыт Иркутской области, где в прошлом году кандидат от КПРФ во втором туре победил действующего губернатора.

Здесь опять же надо вспомнить опыт прошлогодних выборов в Калининградской области. Впервые в истории территории действующий губернатор был избран на новый срок. Выборы фактически носили референдумный характер, и поскольку резкого неприятия кандидатуры Цуканова не было, он легко выиграл выборы с большим перевесом, пусть даже и при низкой явке. Иного результата трудно было ожидать, потому что он все пять лет уверенно был Папой в области, планомерно побеждавшим своих недругов. На заре губернаторства Цуканова, помнится, в регионе был деятель, претендовавший на роль Папы и приказывавший всем все вопросы решать через его кабинет, но кто сейчас помнит его, и где он сам – бог весть.

У нового пубернатора фактически есть полгода, чтобы встать в области Папой, потому что в апреле будет решаться, кого «Единая Россия» выдвинет в мае на праймериз по выборам главы области. Вряд ли партия власти может себе позволить проиграть на выборах в таком регионе, как Калининградская область, поэтому маловероятно, что будет выдвинут заведомо слабый кандидат или же кандидат с высокой степенью неприятия участниками голосования.
Но у нового главы региона есть одно препятствие, чтобы стать Папой для калининградцев – это возраст. Не может быть Папой слишком молодой человек. Если мама приводит домой молодого человека, ровесника сына, тот будет называть его как угодно, но только не папой.
Молодой человек может завоевать авторитет перед более старшими только в одном случае: если будет действовать быстро и жестко. Поэтому та идентификация, что начала применяться к новому главе региона – молодежное правительство, пионэры, москали – в корне неверная.
Новая команда вряд ли будет себя позиционировать в качестве десантированной из Москвы для получения трамплина для возвращения обратно в силу пагубности такой модели для карьеры на данном этапе и вообще в целом.
Новая команда также вряд ли будет позиционировать себя в качестве молодежной по причине очевидного антагонизма с показавшей свою эффективность моделью управления губернатор-Папа.

Какая же идентификация подходит новой команде? Анализ первых шагов позволяет предположить, что ее можно позиционировать как Бригаду из одноименного сериала.
Но Бригада, конечно же, не в том плане, что команда занимается криминальным промыслом, а в стиле поведения, когда группа молодых решительных дерзких парней, невзирая ни на какие авторитеты, завоевывает себе место под солнцем, вынуждая окружающих считаться со своими интересами, находя нетривиальные решения возникающих проблем.
Давайте вспомним, несмотря на то, что сериал «Бригада» описывал деятельность преступного сообщества, у зрителей не возникало отторжения к главным героям. Все они, а особенно главный герой Саша Белый, вызывают симпатию к себе, участие же криминале не является предосудительным, а лишь вызвано стечением обстоятельств. «Не мы такие, жизнь такая», — говорили другие бандиты из другой криминальной саги, и данная сентенция воспринимается как само собой разумеющееся.
Саша Белый, несмотря на свою отчаянную молодость, всеми окружающими признается именно как Папа. Он и сам в конфликте со своим другом Филом, когда тот дает ему в челюсть, восклицает: «Папу по лицу!»

Саша Белый стал Папой, потому что не боялся пойти до конца, не побоялся вытащить чеку из гранаты в беседе с изображавшим бандита сотрудником органов, всегда давал отпор на любые даже самые незначительные негативные действия в свой адрес.
Технология превращения юноши в Папу довольно проста. Нужно резко обозначить свою доминирующую позицию перед объектом доминирования, а потом показательно жестко пресечь возникшее недовольство. Например, неожиданно изменить правила застройки или финансирования нижестоящих субстанций. Недовольные уже появились, и теперь все с нетерпением ждут, какие меры будут к ним предприняты.

Роль Папы, пожалуй, самая сложная. Папа всегда должен давать ответ: или признавать свою неправоту, или наказывать за необоснованное беспокойство. Отсутствие наказания за беспокойство – это тоже ответ, подчеркивающий его обоснованность. Но в таком случае нужно быть готовым к тому, что роль Папы будет умалена, и в общественном сознании она может перейти к тому, кто доставляет обоснованное беспокойство. В общем, как всегда, кто последний скажет свое слово в споре, тот и будет Папой.
Получится ли у новеньких поставить себя так, будет понятно уже совсем скоро. Если не получится, это тоже интересно, потому что это будет уже другое кино.

Дамир Батыршин

Подробно о том, какие риски могут возникнуть у команды молодого губернатора мы писали в статье «Калининградская область в зоне турбулентности».

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *