ОЭЗ нужна квалифицированная оценка эффективности

С 1 апреля 2016 года в Калининградской области закончилось действие переходного режима закона об ОЭЗ. Теперь с товаров, произведённых в нашей области, при их продаже на остальную территорию РФ взимается таможенная пошлина и НДС. Первый Закон об ОЭЗ предусматривал рост ВРП и рост добавленной стоимости в продукте до 35% к 2016 году. На территории региона должны были быть построены вспомогательные производства по выпуску комплектующих, от микросхем до автозапчастей.

Ничего этого не произошло.

Зачем льготы поменяли на субсидии?

Положения «старого» (1996 года) закона об Особой экономической зоне в Калининградской области предоставляли калининградским предприятиям таможенные льготы. В частности, компании не платили таможенную пошлину и НДС за ввоз комплектующих на территорию региона и были освобождены от них при вывозе готовой продукции на остальную территорию России. При этом степень переработки не должна была быть ниже 15-ти, а в некоторых случаях 30-ти процентов. Этим порядком, согласно реестру Калининградской торгово-промышленной палаты, пользовались около 800 предприятий с общей численностью работающих — около 30 тысяч человек. Сейчас в регионе по данным бизнес-омбудсмена Георгия Дыханова зарегистрировано 74 тыс. предпринимателей, включая индивидуальных.

Производственная линия завода Телебалт

Производственная линия завода Телебалт

В 2006 году был принят новый закон об ОЭЗ в Калининградской области. Для «старых» резидентов установили десятилетний «переходный» период. На калининградском рынке за это десятилетие практически ничего не поменялось. А Россия в 2012 году вступила в ВТО. Обязательства, которые взяла на себя Россия после вступления в ВТО, не позволяли продлевать переходный период (таможенные льготы) после апреля 2016 года. Поэтому его продлили искусственно, назвав возмещение компенсацией предприятиям на создание и содержание рабочих мест, импортозамещение, локализацию сборочного производства и улучшение социально-экономической ситуации в регионе. Для решения «проблемы-2016» премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил специальное постановление о предоставлении субсидий для компенсации потерь бизнеса.

А в марте 2016 года Президент России Владимир Путин подписал закон, в три раза снижающий минимальный объем инвестиций, который нужен для получения статуса резидента ОЭЗ в Калининградской области. Теперь для получения статуса резидента необходимо вложить минимум 50 млн руб. инвестиций в туристско-рекреационную деятельность, в обрабатывающие производства, в рыболовство, рыбоводство и сельское хозяйство. Ранее получение статуса обходилось в 150 млн руб.

Что имеем через полгода?

За десять лет действия закона «Об ОЭЗ в Калининградской области» (ФЗ-16) в регионе было зарегистрировано в общей сложности 112 резидентов с объемом заявленных инвестиций 93,9 млрд рублей.

За пять месяцев 2016 года в Калининградской области было зарегистрировано 10 новых резидентов Особой экономической зоны (4 предприятия остались работать на прежних условиях, 6 на условиях снижения «входящего порога» до 50 млн руб.) Для сравнения: за весь 2015 год было зарегистрировано 8 резидентов с заявленным объемом инвестиций 5,5 млрд рублей. В число четырех крупных резидентов вошли компании «Новик логистик», «Полибалт», «ПГМ — Городское Пространство» и «Моредобыча».

А за девять месяцев 24 компании стали резидентами ОЭЗ Калининградской области. Из них 15 заявились на статус резидента по новому, троекратно сниженному минимальному порогу инвестиций.

С 1 апреля 2016 года после отмены льгот особой экономической зоны с учёта снялось 27 организаций-резидентов. Из 860 компаний, имеющих право на субсидии, изъявили желание сделать это только 272. Реально их начали получать всего 110.

Врио губернатора Антон Алиханов, объясняя такую статистику, выразил удовлетворение расчисткой калининградской экономики от налоговых схем: «Чего переживать? Количество людей [безработных] драматически не выросло. Выпуск (продукции) не сократился. О количестве компаний? Было создано большое количество юрлиц, обслуживающих налоговые схемы. Хорошо, что они закончились? Да, хорошо».

Впрочем, может он и прав.  По итогам первых 9 месяцев 2016 года промышленное производство в нашем регионе выросло на 2,4 % по сравнению с прошлым годом.

Кто получил субсидии?

По данным регионального министерства экономики, которые озвучила врио министра экономики Нинель Салагаева, на начало октября предприятия-получатели субсидий выбрали 15,909 млрд рублей, предусмотренных в бюджете. При этом самую значительную часть средств — 13,971 млрд — получили три компании, представляющие группу компаний «Автотор». Это практически 88% всего объема средств, выделенных из федерального бюджета.

На фоне этих миллиардов остальные получатели выглядят, как бедные родственники: 21 производитель продуктов из мяса и мяса птицы получили в сумме — 814 млн рублей, 15 производителей продуктов и консервов из рыбы и морепродуктов — 573,6 млн рублей,15 производителей бумаги и прочих текстильных изделий -123,7 млн рублей, 13 производителей приборов и оборудования — 113,4 млн рублей, 5 представителей компаний, которые занимаются производством пластмассовых и прочих химических изделий -107,7 млн рублей, 4 юрлица-производителя молока и сыра — 67,8 млн рублей, 7 мебельных предприятий — 33,6 млн рублей и т. д.

Как были использованы субсидии?

14 903,7 млн рублей (93,68%) этими же юридическими лицами были направлены на уплату налогов, сборов и иных обязательных платежей;
228,8 млн рублей (1,4%) использовались для других платежей;

80,5 млн рублей (0,51%) пошли на заработную плату.

По сути, получается, что основную часть полученных субсидий предприятия возвращают в федеральный бюджет: направляют на уплату налогов и выдачу зарплаты. Врио министра экономики Нинель Салагаева считает, что это способствует сохранению и созданию новых рабочих мест. Ничего страшного она не видит и в том, что большую часть федеральных денег получает «Автотор», мол, предприятие показывает самые значительные объемы ввоза и вывоза произведенного товара. А в чем же тогда бизнес?

ОЭЗ

Антон Алиханов и посол Японии в России Тоёхиса Кодзуки, который посетил Калининградскую область в составе японской делегации бизнесменов и представителей компаний автогигантов

Краткая история «Автотора»

История «Автотора» началась с 1996 года, когда группа инвесторов во главе с нынешним основным владельцем и председателем совета директоров компании Владимиром Щербаковым (бывшим заместителем председателя правительства СССР и председателем Госкомтруда СССР), за $130 млн приобрела в Греции комплект оборудования автосборочного завода, предназначавшегося для производства автомобилей Nissan. Завод был смонтирован в пустовавших цехах судостроительного завода «Янтарь». В 1997 году на новом предприятии была начата сборка бюджетных моделей автомобилей марки Kia.

После кризиса 1998 года компания попала в сложное финансовое положение, реализация автомобилей сильно упала, было введено внешнее наблюдение. Помочь уйти от последствий кризиса компании помог крупный контракт с BMW и переход к контрактной сборке, когда «Автотору» не было необходимости закупать машинокомплекты за свой счет. В дальнейшем компания начала сотрудничество с GM, начав сборку Chevrolet Lacetti[3]. В ноябре 2015 года был выпущен полуторамилионный автомобиль — кроссовер Kia Sorento.
 
В 2006 году занимал 69 место в списке 200 крупнейших российских частных компаний по версии журнала Forbes. Выручка компании за 2011 год составила около 4 млрд евро (по собственным оценкам)[3] По информации в системе Seldon.Basis, в 2015 году выручка АО «Автотор» составила 36,0 млрд руб.

Так и хочется спросить: «За счет субсидий?» Это к вопросу оценки эффективности нашей ОЭЗ. Ведь деятельность «Автотора» — это крупноузловая сборка автомобилей зарубежного производства. Как бы мы не ругали отечественный «АвтоВаз», но даже если наши границы огородят сплошной стеной, он будет выпускать автомобили, обеспечивая стратегическую безопасность государства. А если «Автотору» не поставят западные комплектующие, он ничего не выпустит.

ОЭЗ

Производственная линия на заводе «Автотор»

ОЭЗ себя не оправдали?

Активисты «Общероссийского народного фронта» в ноябре 2015 года забили тревогу по поводу неэффективности ОЭЗ. Президент их услышал и дал поручение проверить этот показатель. Проверили. Отчет  начальника контрольно-счетного управления Константина Чуйченко со ссылкой на данные Счетной палаты, прозвучал «похоронным маршем»: «ОЭЗ так и не стали действенным инструментом поддержки экономики: с 2006 года на создание 33 ОЭЗ направлено 186 млрд руб. (из них 122 млрд руб. федерального бюджета)».  По данным СП, с начала работы до января 2016 года ОЭЗ выплатили бюджетам 40 млрд руб. налоговых и таможенных платежей.

«Несогласованность управленческих решений» приводит к «неэффективному использованию бюджетных средств» — вплоть до того, что работу десяти ОЭЗ можно прекратить досрочно, говорится в отчете Чуйченко. Сей вердикт не далек от истины. Этой весной на заседании правительства Калининградской области глава регионального управления Федеральной налоговой службы Ирина Сорокина рассказала, что действующие резиденты ОЭЗ пытаются уйти от налогов — после завершения налоговых каникул они закрывают производство и сворачивают деятельность, либо создают новые предприятия, либо не показывают прибыль.

Тогда еще министр экономики Антон Алиханов признал, что в законодательстве об Особой зоне действительно существовали некие пробелы, которые позволяли резидентам ОЭЗ использовать в новых предприятиях оборудование, уже ранее находившееся в льготном режиме. Однако не так давно в закон были внесены поправки, которые эти пробелы устранили.

Однако, это еще не все. Мы вновь стоим на пороге перемен.

Готовится новый законопроект!

Текст законопроекта размещен на федеральном портале проекта нормативных правовых актов. Закон получил название «О правовом регулировании особого режима предпринимательской деятельности на территории Калининградской области». В пояснительной записке к нему отмечается, что главной задачей проекта является «установление устойчивого повышения качества жизни жителей области, развитие экономического потенциала, привлечение инвестиций в экономику региона, упрощение процесса ведения предпринимательской деятельности, а также создание финансовой базы ‎для ускоренного развития области». Впрочем, эти формулировки мало отличаются от задач, стоявших перед законами об ОЭЗ.

На территории Калининградской области предлагается создать Территориальную экономическую зону (ТЭЗ), которая будет действовать до 2095 года. Законопроект должен вступить в силу с 1 января 2018 года, а руководить очередной зоной будет орган правительства области.

Обсуждать этот законопроект пока нет смысла. В основном – это перечень «хотелок» регионального бизнеса. Например, предлагается сохранить таможенные процедуры свободной таможенной зоны в порядке, установленном ФЗ-16. Станет ли правительство России наступать на старые грабли? Мы все прекрасно понимаем, что все зависит от влиятельности лоббистов. Официально никто пока этот вариант законопроекта никто не комментирует. Врио губернатора Антон Алиханов считает, что открывать все карты перед федеральным правительством еще рано. Над законом работают. Изменит ли он ситуацию в экономике Калининградской области и насколько улучшится жизнь проживающих в регионе людей, пока не известно.  Между тем, модель опережающего развития Калининградской области по планам Правительства РФ должна быть сформирована уже в четвертом квартале 2016 года.  В этот период мы уже живем.

На днях в Светлогорске по инициативе врио губернатора Антона Алиханова прошла конференция «Инвестиционный климат в Калининградской области: как сделать его привлекательным?», прессу на нее не приглашали. Предполагалось обсуждать проблемы в доверительном тоне. Однако событие бурно обсуждалось в «Фейсбуке». Руководитель одной из крупных мебельных компаний Игорь Герасимчук, на мой взгляд, дал очень меткую характеристику обсуждаемой ситуации: «Мы пытаемся создать условия привлекательные для бизнеса? Свои не вкладывают деньги, а чужие просто боятся. Сегодня мы идём своим индивидуальным путём: ни денег, ни технологий, ни желания следовать европейским путём!»

Понимает ли экономист Алиханов, что не произведя квалифицированную оценку эффективности законов об ОЭЗ, вряд ли можно создать эффективный механизм для развития экономики? Или у него другая задача?

На сегодняшний день нет никакой статистики по количеству предприятий, зарегистрировавшихся в соседних с нашей областью ОЭЗ (Литве, Польше, Белоруссии). А таких немало, так как условия там выгоднее, чем у нас. Сколько предприятий перенесли производство в большую Россию?  Таковые, тоже есть. Нет анализа (или тщательно скрывается) таможенных данных по соответствию ввезенных комплектующих количеству вывозимой продукции и многих других констант, которые характеризуют экономические процессы.

Если задача нового и.о губернатора – создание и содержание рабочих мест и локализация сборочного производства, то действует он логично. А если импортозамещение и улучшение социально-экономической ситуации в регионе, то хотелось понять каким образом? Мы уже убедились на практике в том, что бизнес-модель, построенная на льготах и государственных субсидиях, не является полноценной, т.к. очень шаткая. Серьезных инвестиций под такую модель вряд ли стоит ждать.

Наталья Будоян

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *