Совет да культура

Как прошло первое заседание Совета по культуре при губернаторе Калининградской области

Первое заседание Совета по культуре ждали с нетерпением. По крайней мере калининградские журналисты – точно. Шутка ли! Во-первых, консультативный орган при главе региона был резко урезан практически вполовину – с 25 до 12 человек. Во-вторых, в совет вошёл сам Евгений Гришковец, человек, которого многие представители российской прессы считают если не скандальным, то, несомненно, достаточно резким и жёстким. В-третьих, возглавил совет самый молодой глава самого западного субъекта РФ, что уже само по себе может потянуть на новость на каком-нибудь развлекательно-политическом портале.

Итак…

Первая часть мерлезонского балета

Первый акт совета стартовал на площадке перед Кафедральным собором. Здесь рабочие установили скульптуру под кодовым названием «Добрый Кант». Скульптор Владимир Челикин создал фигуру философа в полный рост – 159 сантиметров. Скульптура критика чистого разума словно приветствовала всех встречных.

совет

«Добрый Кант» был создан для селфи и камер

Старик Иммануил лёгким жестом левой руки касался своей треуголки, правда, на его лице застыла не добрая улыбка, а скорее какое-то подобие дакфейса (duckface), какое обычно принимают при виде камеры барышни-селфистки. Видимо, это только лишь подчёркивало изначальную идею инициатора данного проекта депутата облдумы Александра Мусевича. По его словам, скульптур Канта будет несколько в разных точках города и со всеми Кантами можно будет сделать селфи. Мол, пустячок, а туристам приятно.

Впрочем, если отбросить снобизм и попытки посмотреть на оное произведение взглядом искусствоведа, приветствующий всех Кант был достаточно мил для подобной скульптуры, хотя и несколько далёк от своих портретов. Правда, журналистам не удалось в полной мере умилиться «Доброму Канту» и оценить его по достоинству. Шквалистый ветер не велел стоять долго у заметно раскачивающейся фигуры философа, которую удерживали на грешной земле только штыри, торчащие из башмаков, да крупные камни.

совет

Долгого и обстоятельного знакомства с «Добрым Кантом» у главы региона не вышло из-за погоды

Прибывший на Совет по культуре врио губернатора Антон Алиханов также надолго у «Доброго Канта» не задержался. Спросил, насколько погодоустойчив критик чистого разума, и, получив ответ, что философ легко переживёт зимы, но станет добрее, то есть чуть мягче, в сильную жару, удалился на органную пятиминутку.

Вторая часть мерлезонского балета

Музыка органа, судя по всему, была призвана настроить членов совета на благодушный лад, но… Это не удалось. То ли пятиминутка была мала для 12 человек, то ли где-то на далёком Солнце зародились новые протуберанцы, но стартовало заседание с жёсткой речи директора Музея Мирового океана Светланы Сивковой.

Она напомнила всем присутствующим, чем занимался консультативный орган долгие годы, какие вопросы успел рассмотреть, а также прямо, без намёков, сказала, чем ещё предстоит заняться.

совет

Музыка органа, судя по всему, была призвана настроить членов совета на благодушный лад

А предстоит Совету по культуре плотно заниматься:

а) подготовкой туристических маршрутов и памятников к чемпионату мира по футболу;

б) организацией празднования 300-летия Иммануила Канта;

в) разработкой туристической и культурной концепции развития области в целом;

г) программой «Сердце города»;

д) решением вопроса Дома Советов;

е) концепциями развития янтарной мануфактуры Музея янтаря и историко- художественного музея;

ж) в Год экологии – архитектурой, парками и точечной застройкой.

«Надо восстановить Дом Советов, этот главный позор Калининградской области. Он не должен уродовать город. И мы на этом развале собираемся проводить мероприятия чемпионата мира по футболу? Это же позор! Если уж мы можем построить здание Музея Мирового океана «Планета Океан» (а мы уже встречались с генподрядчиком), то и Дом Советов достроить сможем», – заявила Светлана Сивкова.

Не смогла директор учреждения культуры пройти мимо наболевшей темы точечной застройки Нижнего озера. Светлана Сивкова вспомнила, что когда- то Георгий Боос, будучи губернатором Калининградской области, остановил строительство театра эстрады до разработки полноценной концепции застройки сей рекреационной зоны.

совет

Стартовал Совет по культуре с пламенной речи директора Музея Мирового океана

«Кстати, мы рассматривали строительство гостиницы на Нижнем озере. Именно гостиницы, но не жилого дома. Сегодня возникает жилой дом, но он должен быть другим, это моё мнение. Вы посмотрите вообще на территорию озера. Сегодня у нас с одной стороны стоит памятник Маринеско, с другой – уродливый памятник «Нормандии-Неман» из каких-то плит. Там идёт стихийное строительство. А ведь это и есть настоящее сердце города. Извините, что касаюсь этой темы, но вопросы архитектуры тесно связаны с культурой. Только мы решим благоустроить парк, а тут – дом. У нас, что ни делаешь, всегда дом получается», – заметила директор Музея Мирового океана.

Вспомнила Светлана Сивкова и про заброшенную ныне Балтийскую косу, которую следовало бы возродить и облагородить, про юбилей ледокола «Красин», а в конце своей речи она попросила снять с Совета по культуре«почётную» обязанность массово утверждать мемориальные доски, передав эти полномочия другим ведомствам и консультационным органам.

Янтарный вопрос

После речи директора Музея Мирового океана члены совета перешли к обсуждению вопросов насущных. Первым в повестке заседания стоял вопрос переезда торговцев янтарём с улицы Черняховского на территорию Музея янтаря. Киоски с янтарными поделками планировали перенести за толстые стены музея – на площадку между набережной Верхнего озера и улицей Черняховского. Как обозначил это место врио министра культуры и туризма Андрей Ермак, «туда можно попасть через маленькую арку».

«Участок изымать у Музея янтаря никто не будет. Он остаётся за ним. На площадке будут располагаться киоски, выполненные в едином стиле. Также на набережной предполагается сделать небольшую причальную стенку, чтобы разместить катамараны и лодки для прогулок. Существовать всё будет в формате ярмарки», – рассказал Андрей Ермак.

совет

Заседание Андрею Ермаку далось непросто

Всего к переезду готовятся 23 предпринимателя. С каждым из них заключат достаточно жёсткий договор, особенно в части соблюдения порядка на вверенной им в аренду территории. Но тут члены Совета по культуре вспомнили о директоре Музея янтаря Татьяне Суворовой и её аргументах против такого переселения торговцев. Татьяна Суворова, на заседании консультационного органа не присутствовавшая, по словам работников культурных учреждений, входящих в состав совета, неоднократно заявляла, что территория будущей янтарной ярмарки активно используется Музеем янтаря для работы с детьми. Дескать, там всегда проходят пленэры. И вообще, администрации учреждения культуры будет некомфортно находиться рядом с работниками торговли, которые, по мнению Светланы Сивковой, будут курить в окно, громко разговаривать и распивать спиртные напитки в холода.

«Я там живу, бегаю постоянно и ни разу не видел, чтобы данная территория как-то использовалась для работы с детьми. У Музея янтаря достаточно большая территория, чтобы рассматривать самые разные варианты работы со школьниками. Мне кажется, всё это аргументы достаточно эмоциональные. Все вопросы можно урегулировать. Опять же скажу, что предполагается достаточно жёсткий договор, особенно в части охраны, благоустройства и поддержания чистоты территории. Будет подключена система видеонаблюдения «Безопасный город», – попытался успокоить совет врио министра по культуре и туризму.

Но совет не успокаивался. Стали выяснять, почему Татьяна Суворова так и не появилась на заседании, хотя вроде как собиралась. Но концы этих сборов словно канули в Лету. Так толком и не поняв, почему директор Музея янтаря пропустила обсуждение вопроса, непосредственно касающегося учреждения культуры, члены консультационного органа переключились на дизайн будущей ярмарки.

Некоторым не понравилась мобильность торговых киосков. Колёса у торговых точек почему-то вызвали у директора Музея Мирового океана небольшой приступ ярости.

совет

Вячеслав Генне напомнил о дедлайне переезда предпринимателей

«Это рынок. Он всё равно превратится в то, что мы сейчас видим. Да ещё на колёсах! Я вообще не понимаю, как это можно сделать?! Она [Татьяна Суворова, директор Музея янтаря. – Прим. редакции] волнуется неспроста, на неё здесь и так много налили. Выдающийся человек, который поднял Музей янтаря. Товарищ архитектор, – обратилась Светлана Сивкова к главному архитектору Калининграда Вячеславу Генне, – вам понравилась эта деревня?… Меня это удивляет! Вам понравилось это визуальное решение?» – обратилась она уже ко всему совету.

Но совет безмолвствовал. В реальность всех вернул Вячеслав Генне. Он напомнил присутствующим о дедлайне. Переезд торговцев янтарём должен свершиться до 1 апреля 2017 года, после этой даты все предприниматели просто окажутся бомжами. В том смысле, что палаток на улице Черняховского уже не будет и торговать им никто там не разрешит.

«То, что сейчас находится у Музея янтаря, никому не нравится. Но без концепции развития музея рассматривать этот вопрос сложно. А без директора музея – неэтично», – тихо заметил ректор БФУ имени Канта Андрей Клемешев.

Члены Совета по культуре предложили искать альтернативные решения, в том числе и дизайнерские. И после этого врио губернатора Антон Алиханов попросил журналистов удалиться с совещания. Глава региона хотел что-то сказать своим коллегам, но за закрытыми дверями.

Похороните Канта за плинтусом

Буквально через пять минут представителей СМИ вернули на заседание. Однако накал страстей, случившийся при обсуждении вопроса о переезде торговцев янтарём, не утих. Но если ранее досталось Андрею Ермаку, то теперь «прилетело» депутату облдумы Александру Мусевичу, представившему свой проект «Добрый Кант», который, в свою очередь, составляет часть более крупного социального проекта «Калининград – город добрых людей». Собственно, на утверждение совета была представлена та самая фигура философа, которую продемонстрировали в самом начале Антону Алиханову.

совет

Евгений Гришковец: «Весёлый Кант – это невесело»

«Возникла идея, чтобы в Калининграде создать цикл символических скульптур, ни в коем случае не памятников, не монументов. Нам показалось интересно создать некую историю нашего доброго Канта, милого горожанина. Можно установить скульптуру в аэропорту, в университете, чтобы Кант приветствовал студентов перед экзаменами… Мне хочется запустить в городе волну быть искреннее, добрее. Я уже выслушал ряд критических замечаний, но если сама по себе идея вам понравится, то есть над чем поработать», – сказал депутат.

Но тут взял слово молчавший до этого Евгений Гришковец. Он сразу же заявил, что в отличие от «Доброго Канта» будет злым, потому что кому-то надо всё это остановить.

«Иммануил Кант – величайший философ. Весёлый Кант – это уже само по себе невесело. Сегодня очень сложно отличить китч от реального искусства. И всегда очень обидно, если человек что-то искренне делает, но не понимает, что делает, – намекнул на Александра Мусевича писатель. – Я проехал очень много городов нашей страны, они обезображены. Каждый завод в городе пытается поставить своего оленя или пьяного сантехника. Это по всей стране так, отовсюду торчат городские скульптуры. К счастью, Калининград ещё не обезображен городской скульптурой. То, что мы видим, это среднее между гномом возле немецкого домика и самым худшим вариантом экспоната из Музея мадам Тюссо. И это никаким образом не повлияет на то, чтобы человек заинтересовался, что там написал Кант», – резко сказал Гришковец.

совет

Александр Мусевич пообещал похоронить скульптуру Канта

После выступления писателя все, кто ранее молчал и, по-видимому, готовил какие-то относительно корректные слова для инициатора проекта «Добрый Кант», внезапно осмелели. Кто-то сравнил скульптуру Канта с фигурами в «Диснейленде», кто-то заметил, что философу не подобает так ужасно выглядеть. Андрей Клемешев в очередной раз напомнил, что стоит подумать о концепции развития города и отталкиваться от неё при создании всевозможных проектов. А Светлана Сивкова потребовала объявить имя автора фигуры.

«Мы, когда ранее на советах обсуждали эту идею, не видели саму работу. А кто автор? Может, перед нами стоял бы Кант, который был бы ну произведением искусства. Вот недавно в Санкт-Петербурге появился Пётр I с чемоданами. Ничего, ну хорошо сделано, профессионально», – сравнила директор Музея Мирового океана калининградскую скульптуру с питерской.

совет

Пётр I из Санкт-Петербурга, pulkovoairport.ru

Евгений Гришковец привёл в пример другую работу – бронзовую скульптуру Чехова в Томске под названием «Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку». Правда, писатель забыл добавить, что существуют прямо противоположные мнения томичей в оценке данной работы. Часть жителей сибирского города до сих пор называют скульптуру Чехова уродующей набережную реки Томи, часть давно вписали бронзовую босую фигуру в местные достопримечательности.

Инициатор установки скульптуры Канта после шквала критики в сердцах решил разбить фигуру философа молотком. Но в соцсетях Александр Мусевич чуть остыл и пообещал просто устроить старику Иммануилу торжественные похороны.

Вопрос о «Добром Канте» закрыл глава региона. «Этот вопрос очень чувствительный. В преддверии 300-летия философа его надо смотреть отдельно», – подытожил Антон Алиханов.

совет

В соцсетях Александр Мусевич пообещал похоронить фигуру философа с почестями

P. S.: Что в сухом остатке? В сухом остатке перенос обсуждения переезда предпринимателей с улицы Черняховского и вопроса о проекте «ДобрыйКант». Через две недели Совет по культуре вновь возьмётся за первую проблему, но уже с привлечением директора Музея янтаря Татьяны Суворовой. Похороны «Доброго Канта», кажется, дело уже решённое. А дедлайн… А дедлайн будет традиционно неумолим и внезапен, как русская зима.

В любом случае, как говорит ведущая Первого канала Екатерина Стриженова, время покажет. И эффективность нового Совета по культуре, и жизнеспособность рождаемых и обсуждаемых в его недрах идей. По крайней мере теперь журналистам есть о чём писать.

Кстати, ещё до конца заседания совета скульптура старика Иммануила куда-то исчезла. И только у фотографов остались доказательства того, что фигура философа в полный рост никому не привиделась…

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *