Хроника высокого напряжения

В отношениях между Китаем и США продолжает расти напряжение, и похоже, что американская сторона готова повышать ставки в игре против своего главного экономического конкурента. Об этом рассказывает наша международная декабрьская хроника.

Недружелюбный параграф

В пятницу, 23 декабря, Барак Обама в качестве президента США подписал один из последних важных для страны документов – закон о национальной обороне США. В нём, в частности, содержится раздел, в котором министерству обороны США рекомендуется вести программу старших военных обменов с Тайванем.

Китай, который болезненно относится ко всему, что касается «южных территорий», отреагировал почти моментально, подав от лица министерства иностранных дел серьёзное представление по этому поводу.

На сайте китайского МИДа появилась следующая запись:

«Тайваньский вопрос относится к территориальной целостности, суверенитету Китая и полностью является внутренним делом КНР. Хотя военное сотрудничество с Тайванем, указанное в разделе закона о национальной обороне США, не имеет обязательной юридической силы, но даже упоминание об этом серьёзно нарушает три совместных коммюнике между США и Китаем и является прямым вмешательством во внутренние дела Китая. Китай с таким положением вещей категорически не согласен. Мы призываем американскую сторону выполнять свои обязательства по тайваньскому вопросу, положить конец программе военных обменов и продаже оружия на Тайвань и не подрывать китайско-американских отношений».

Наша справка: Китай имеет почти $4 трлн золотовалютных резервов по сравнению c $121 млрд у США. У граждан КНР на руках находится $21 трлн накоплений по сравнению с американцами, которые имеют только $614 млрд.

Состоится ли конструктивный диалог?

Сегодня в столице Китая началась последняя при нынешней администрации США встреча американских и китайских министров – Американо-китайский стратегический и экономический диалог.
Форум начинает свою работу на фоне обострившихся политических и экономических противоречий между двумя странами.

Политические разногласия у Соединённых Штатов и КНР существуют по многим вопросам: от борьбы за влияние в Юго-Восточной Азии до напряжённых отношений между странами вокруг территориальных споров в Южно-Китайском море, от военного сотрудничества Вашингтона с Тайбэем до многочисленных случаев нарушения прав человека в Китае.

Ремарка: Напомним, к примеру, о том, что Европа по-прежнему не решается снять своё эмбарго на поставки оружия Пекину, введённое после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Обстановка в регионе резко накалилась после того, как несколько лет назад США объявили о смене стратегической доктрины и назвали приоритетным для своих интересов не Атлантику, а Тихоокеанский регион.

В русле этих приоритетов США не только серьёзно усилили свою Тихоокеанскую группировку, но и существенно увеличили дипломатическую активность в ЮВА.
А полгода назад произошёл ещё один показательный жест американской дипломатии. Барак Обама, находясь с официальным визитом во Вьетнаме, заявил, что американское правительство отменит эмбарго на поставки оружия этой стране. Этот запрет действовал порядка 50 лет.

Не меньше проблем у КНР и США лежит в сфере экономических отношений, но, прежде чем мы к ним перейдём, давайте вспомним о последних событиях.

Немного хроники последних дней

3 декабря сего года МИД Китая выразил свой протест США после того, как Дональд Трамп поговорил по телефону с президентом Тайваня Цай Инвэнь, которая поздравила его с победой на выборах.
Несмотря на то, что дипломатические отношения между Тайванем и США были прерваны в 1979 году, в разговоре Трампа и Цай были упомянуты экономические и политические связи, а также взаимодействие в сфере безопасности между двумя странами.

Трамп в ответ на шквал критики со стороны китайских ответственных лиц заявил в Twitter следующее:

«Интересно, США продают Тайваню военную технику на миллиарды долларов, а я не должен принимать поздравительный звонок?»

И довольно жёстко добавил: «Я не хочу, чтобы Китай диктовал мне что-либо. И это был входящий звонок. Это был очень хороший звонок. Короткий. И почему другая нация может позволить себе говорить, что я не имею права принимать вызов?»

Ремарка: Несмотря на то, что в СМИ довольно часто употребляется слово Тайвань в отношении этого государства, его самоназвание ни больше ни меньше как Китайская Республика. В этом качестве она признана 22 государствами-членами ООН, но фактически поддерживает отношения с большинством стран мира через свои представительства.


На фото: президент Тайваня Цай Инвэнь

7 декабря новая волна недовольства со стороны китайских СМИ обрушилась на Трампа после очередного твита, из которого хорошо видно, что президента США гораздо больше интересуют экономические проблемы между двумя державами, чем проблемы политические.

«Разве Китай спрашивал нас, когда девальвировал юань, затрудняя конкуренцию для наших компаний? Или повышая налоги на наши товары? Или когда возводил масштабный военный объект в Южно-Китайском море? Я так не думаю!»

Газета «Жэньминь Жибао» так прокомментировала это сообщение:
«Провокация трений и попытка испортить китайско-американские отношения не помогут сделать Америку снова великой».
Китайское издание The Global Times заявило о «неспособности господина Трампа держать рот на замке», а также обвинило его в постоянных «провокациях и лжи».
China Daily выступила с предупреждением о том, что политика Трампа может создать много проблем, которые «дорого обойдутся его стране», и назвала его «политическим новобранцем».

12 декабря, по сообщению агентства Reuters, Китай выразил крайнюю обеспокоенность из-за заявления избранного президента США Дональда Трампа о том, что США не обязательно будут придерживаться политики «единого Китая».

«Я хорошо понимаю эту политику Китая, но не понимаю, почему мы должны её придерживаться, если мы не договоримся с Китаем по другим вопросам, включая торговлю», – заявил он.

Пресс-секретарь МИД КНР Гэн Шуан отметил в этой связи, что признание политики «единого Китая» является основой двусторонних отношений между Пекином и Вашингтоном.

15 декабря между двумя странами произошёл следующий инцидент. Океанографическое судно ВМС США USNS Bowditch недалеко от базы ВМС США Субик-Бей на Филиппинах производило запуск подводного беспилотного аппарата.


На фото: океанографическое вспомогательное судно ВМС США типа «Патфайндер»,  к классу которого принадлежит Bowditch

В это время корабль китайских ВМС ASR-510 подошёл на расстояние 500 метров к Bowditch, спустил на воду небольшой катер и захватил беспилотник.

Для справки: Вспомогательное судно ВМС США «Боудич» (T-AGS-62) типа «Патфайндер», несмотря на то, что числится океанографическим судном, относится к кораблям, осуществляющим научное изучение океана в интересах военного флота, и способно вести радиоэлектронную разведку и гидроакустическое наблюдение за военными объектами. Суда океанографической и гидрографической принадлежности широко использовались СССР и США для ведения разведки вблизи установленных театров военных действий.
Bowditch имеет водоизмещение около пяти тысяч тонн. В качестве команды используется смешанный военный и гражданский личный состав.
Судно оснащено самой современной радиолокационной аппаратурой, способной обнаруживать любые объекты на море, в воздухе и под водой.

Несмотря на то, что запуск беспилотника проходил в международных водах Южно-Китайского моря и, более того, командиру судна США удалось связаться с китайским кораблём по международному каналу связи, его требование немедленно вернуть аппарат было проигнорировано.

Несколько дней по этому происшествию велась дипломатическая работа, где обе стороны делали громкие заявления относительно законности действий своих ВМС.

17 декабря пресс-секретарь Пентагона Питер Кук назвал беспилотник суверенным имуществом США, а его захват – незаконным.


На снимке: пресс-секретарь Пентагона Питер Кук

Президент США Дональд Трамп назвал действия Пекина «беспрецедентным актом» и фактически обвинил Китай в воровстве. В свою очередь власти КНР заявили, что появление беспилотника представляло угрозу их суверенитету.

Как стало известно, 20 декабря американцы совершили дипломатическую победу и беспилотник был возвращён.
«Китай вернул незаконно захваченный американский беспилотный подводный аппарат. Передача состоялась рядом с тем местом, где он был изъят».
Из этого сообщения видно, что в Вашингтоне настаивают на том, что аппарат был изъят незаконно.

Для справки:
На самом деле не всё так просто. Несомненно, что дроны (беспилотные аппараты) относятся к современным образцам вооружения, военной и специальной техники. Следовательно, по аналогии международного права в отношении обычного оружия,  китайцы действовали юридически довольно обоснованно. На экране гидроакустической станции сложно, например, отличить торпеду от беспилотника.

Но в отсутствие нормативной базы в отношении беспилотных аппаратов никакого законодательного запрета на использование дронов в качестве обычного вида вооружения или носителя обычных видов вооружения, а также на ведение с их помощью разведки и нанесение ударов нет.

В вопросе американо-китайских отношений администрация Барака Обамы проявляет удивительную солидарность с Дональдом Трампом.

21 декабря США посылает почти одновременно ещё несколько недвусмысленных сигналов на этот счёт для всего мирового сообщества.

Сначала заместитель помощника по безопасности Барака Обамы Бен Родс, говоря об угрозах и вызовах современного мира для США, называет Китай «более серьёзным и опасным соперником, чем Россия».

А затем в СМИ просочилась информация о том, что администрация Трампа передала Пентагону ранжированный список угроз, в списке которых впервые за много лет не значилась Россия.

О том, что означают все эти сигналы, мы поговорим чуть ниже, разобравшись в экономических отношениях двух стран.

Вернёмся к экономике

Американский политолог Эдвард Люттвак в одной из своих лекций пять лет назад отмечал, что конфликт между Китаем и США «неизбежен как минимум по экономическим причинам: Китай будет расти, а США не отдадут китайцам своё первое место просто так».

На сегодняшний день американская экономика ещё остаётся первой в мире, но ей в затылок дышит китайская. Благодаря неограниченным людским ресурсам, самым большим в мире золотовалютным запасам, огромному внутреннему рынку и природным богатствам китайцы вырвались на первое место в ряде отраслей и секторов. Неудивительно, что в сфере экономики противоречия у США и КНР практически везде. Из самых сложных вопросов следует отметить следующие:

Протекционизм
Правительство Соединённых Штатов под давлением своих металлургов вводит высокие пошлины против китайской стали. Это, в свою очередь, вызывает острое недовольство в Пекине и обвинения в нарушении международных соглашений в рамках ВТО.

Двойные стандарты
США используют ВТО как инструмент для продавливания собственных экономических интересов. Совсем недавно под давлением американцев одному из судей Апелляционного суда ВТО Чан Сон Хва из Южной Кореи не продлили полномочия, обвинив его в симпатиях к интересам Поднебесной.

Экспансия китайских инвесторов на американские рынки
Компании из КНР уже не первый год агрессивно скупают активы, предприятия и недвижимость в США. Американские эксперты в области экономики и безопасности не раз обращали внимание Госдепартамента на эти факты.

Низкая стоимость китайского юаня
США и Евросоюз уже довольно давно критикуют Пекин за частые девальвации юаня. Правительство КНР много раз обещало исправить ситуацию, однако обещания не выполняет.

Высокий уровень китайской миграции в США
Китайцы составляют четверть азиатского населения Штатов – около 4 млн человек. При этом наблюдается устойчивая тенденция к росту их численности.

Препятствия к конкуренции
США неоднократно заявляли о том, что правительство КНР мешает поставкам сельхозпродукции США в эту страну за счёт множества бюрократических барьеров, тем самым создавая преимущества для китайских компаний.

Сальдо торгового оборота
Полгода назад министерство торговли США опубликовало свежие статистические данные о внешней торговле США за 2015 год. Дефицит торгового баланса США составил $736,2 млрд. А вот список стран, торговля с которыми была наиболее дефицитной для США в 2015 году (дефицит баланса взаимной товарной торговли, $ млрд):
КНР – 365,7; Германия – 74,2; Япония – 68,6; Мексика – 58,4; Вьетнам – 30,9. Как мы видим, половина всего торгового дефицита США в прошлом году возникла в результате торговли с Китаем. Причём американо-китайская торговля складывается для США с дефицитом начиная с 1985 года.

Камо грядеши? (Quo vadis?)

Как далеко зайдут американо-китайские отношения в своём противостоянии, судить пока рано. С одной стороны, руководство КНР традиционно придерживается взвешенной позиции в отношении США, с другой стороны, Китай, как это неоднократно заявлялось его руководством, не стремится к мировой гегемонии и выступает за многополярный мир, чего никак не скажешь о политике США.

Это несколько лет назад авторитетно подтвердил Збигнев Бжезинский:

«Я полагаю, что геоэкономическая тенденция – без возникновения войны – уже определена и выльется в то, что в 2016 году Китай займёт место США как ведущей экономической державы планеты».

Как считает Бжезинский, главная реальность заключается в том, что «Китай не готов полностью взять на себя роль США в мире». Весь вопрос состоит в том, что Китай выступил в поддержку многополярного мира, в то время как США цепляются за отживший своё однополярный мир и не могут приспособиться к новому миру, состоящему из нескольких центров силы.


На фото: Збигнев Бжезинский

Но среди политического истеблишмента США бытует и другое мнение.

Не так давно старший научный сотрудник «Проекта международного порядка и стратегии» Института Брукингса и по совместительству колумнист издания The Washington Post Роберт Каган назвал возросшее мировое влияние России и Китая самой большой проблемой, с которой Соединённым Штатам предстоит столкнуться в ближайшие десятилетия.
Он призвал американские власти прекратить отступление внешней политики США от мирового господства, ибо иначе, уверен Каган, страны Европы и Восточной Азии окажутся под пятой у России и Китая.

Декабрьская хроника 2016 года наглядно демонстрирует, что США довольно ревниво относятся к растущему могуществу Китая, но пока не считают, что у Пекина есть политическая воля, способная пойти на открытую конфронтацию с Вашингтоном. Поэтому американская администрация будет усиливать давление на правительство КНР, если то не пойдёт на ряд существенных уступок, касающихся экономических и политических взаимоотношений.

По сути, американцы должны выставить Пекину нечто вроде ультиматума, не выполнив который Китай рискует получить серьёзные проблемы в области экономики и политики не только от США, но и от их партнёров в Европе и Юго-Восточной Азии.

С учётом такой стратегии США в отношении Китая на ближайшую перспективу можно с высокой долей вероятности сказать, что российско-американские отношения войдут в фазу нормализации. Находиться в состоянии конфронтации с двумя сильнейшими региональными державами мира было бы слишком дорого даже для Америки.

Дмитрий Евсюткин

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *