Исследование РБК: крупнейшие налогоплательщики России

РБК провел исследование, сколько платят в казну крупнейшие компании России. И выяснил, что при снижении общей налоговой нагрузки на экономику в 2016 году для топ-50 российских налогоплательщиков она выросла с 12,4 до 12,9%
Главный вывод исследования — налоговая нагрузка на лидеров российской экономики за 2016 год серьезно увеличилась. По сравнению с 2015 годом она составила 12,9%, увеличившись на 0,5 процентного пункта. Это очень серьезный рост, если принять во внимание, что значение налоговой нагрузки для всей экономики, рассчитываемое ФНС, снизилось на 0,1 п.п. — с 9,7% в 2015 году до 9,6% в 2016-м. Выходит, что снижается фискальное давление на средние и малые предприятия: либо государство целенаправленно ослабляет его, либо оно просто не в состоянии собрать с массового сегмента экономики больше платежей в условиях кризиса.

По мнению руководителя группы исследований и прогнозирования АКРА Натальи Пороховой, таким образом проявился эффект так называемого налогового маневра. «При начале налогового маневра целей по увеличению нагрузки на нефтяной сектор не ставилось, но налоговый маневр пришелся на период падения цен на нефть и снижения доходов бюджета, и в 2016 году в целях увеличения доходов федерального бюджета экспортная пошлина не была снижена, как было предусмотрено планом налогового маневра, а НДПИ повышен был», — отмечает Порохова.​

Хорошо это или плохо для экономики — вопрос спорный, но очевидно, что пока проблема наполнения бюджета все больше решается за счет крупных налогоплательщиков, в первую очередь нефтяников.​


Нефтегазовый локомотив

Еще один вывод исследования, достаточно очевидный для российской экономики, подтверждает сохранение высокой степени доминирования нефтегазового сектора в налоговых сборах.

Пятьдесят крупнейших российских налогоплательщиков платят 47% всего объема корпоративных налогов в России. Десять крупнейших налогоплательщиков, из которых семь представляют сектор нефтегазодобычи, перечисляют в казну 37,8% всех корпоративных налогов. Три крупнейших налогоплательщика — 27,2%, а одна «Роснефть» — 12%. Это минимум, который нужно знать о концентрации капитала в России, нефтегазовой составляющей в государственных доходах и практически незаметной роли малого и среднего бизнеса, при том что во многих развитых странах он является основным плательщиком налогов.

Больше всего налогов в 2016 году — 1,362 трлн руб. — заплатила «Роснефть», вторым с 1,168 трлн руб. идет «Газпром», за ними с серьезным отставанием и суммой 564 млрд руб. — ЛУКОЙЛ.

Заметно, что нефтегазовый сектор «оккупировал» только верхние строчки рейтинга. Во многом это связано с концентрацией капитала — она такова, что в России почти нет нефтегазового бизнеса, который можно назвать средним или даже просто крупным — остались только супергиганты. Впрочем, есть и еще одна причина почти полного отсутствия нефтяников в середине списка, за исключением Независимой нефтегазовой компании, это дефицит актуальной отчетности у целого ряда игроков. «Сахалин Энерджи», «Томскнефть», ТАИФ, «Форте Инвест», «Северэнергия» вполне могли бы войти в топ-50. Но на запросы РБК в указанных компаниях не ответили.

Лидерство предприятий нефтегазового сектора в налоговых платежах отнюдь не является особенностью только ресурсно ориентированных экономик типа российской. Из-за высокой степени закрытости отношений между налогоплательщиком и государством исследования, аналогичные этому, в других странах выходят редко и нерегулярно, но там, где рэнкинги иногда публикуются, чаще всего в них лидируют именно углеводородные компании — даже в странах, бедных полезными ископаемыми. На Украине это «Нафтогаз» (2015), в США — ExxonMobil (2011), в Белоруссии — «Газпром Трансгаз Беларусь» (2015), в Мексике — Pemex (2014).

В относительно бедных развивающихся экономиках крупнейшими налогоплательщиками часто являются компании с иностранным участием. В Армении, например, больше всего платил в казну контролируемый немецкими акционерами Зангезурский медно-молибденовый комбинат, а в Греции до 2011 года крупнейшим налогоплательщиком называли Coca-Cola Hellenic, что в итоге обернулось большими потерями для бюджета, когда компания перерегистрировалась в Швейцарии.

Впрочем, транснациональные корпорации активно пользуются своей разветвленной мировой сетью, чтобы оптимизировать налоги, и потому среди налогоплательщиков лидируют не очень часто. В связи с этим можно вспомнить скандал с Apple, которую сенат США в 2013 году обвинил в неуплате налогов на миллиарды долларов с полученной от продаж iPhone выручки в $74 млрд, или прошлогодние обыски в парижских штаб-квартирах Google и McDonalds, заподозренных в том же.

В России проблемы ухода крупнейших налогоплательщиков нет: все они контролируются государством, и бежать если и смогут, то только в Санкт-Петербург, как это сделали «Газпром» и ВТБ.

«Роснефть» удерживает первое место среди налогоплательщиков уже четыре года: она впервые обошла «Газпром» в 2013 году с показателем 1,105 трлн руб. против 950 млрд руб. у газовой монополии. Это удалось за счет впечатляющего скачка: «Роснефть» тогда увеличила налоговые отчисления почти на 350 млрд руб. — как раз в марте 2013 года она приобрела 100% ТНК-BP, что позволило ей стать крупнейшей публичной нефтегазовой компанией в мире.

Но в 2016 году разрыв в налоговых платежах между двумя лидерами сократился — с 248 млрд до 194 млрд руб.

Высокая степень концентрации капитала, заинтересованность в создании вертикально интегрированных производств с полным циклом переработки, а также бюджетная политика государства, при которой налоговая нагрузка на углеводородный сектор является одной из самых высоких в мире, предопределили доминирование нефтегазовых компаний в топ-10. Состязаться в объеме налоговых платежей с нефтегазодобычей по силам только традиционным отечественным монополиям в лице Сбербанка, РЖД и «Росатома».

Молчание табачников

Есть еще отрасль, чьи представители за счет акцизов могли бы побороться за высокие места. Это крупнейшие мировые табачные компании, представленные в России рядом производств и дистрибьюторами. В рамках борьбы с курением государство в последние годы активно повышало акцизы на сигареты, что сделало табачные компании одними из крупнейших налогоплательщиков. Но в рейтинге они не представлены, так как табачные дистрибьюторы в России не публикуют свою отчетность, а на соответствующие запросы в большинстве компаний не ответили. Только в «Бритиш Американ Табакко» (БАТ) РБК сообщили, что заплатили в 2016 году в России налогов на сумму 130,5 млрд руб., в том числе 94,5 млрд руб. акцизов. Это поставило бы БАТ на восьмое место в рейтинге, которое занимает «Росатом», но БАТ по выручке уступает компании «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг».

Кто, если не нефтегаз?

В топ-50 крупнейших налогоплательщиков верхние строчки оккупировали нефтяники и газовики. Но, зная изменчивость конъюнктуры, интересно посмотреть, кто подставит плечо в случае возможного падения цен на углеводороды.

Вторым по объему собираемых налогов стал финансовый сектор, крупнейшие представители которого заплатили в бюджет в 2016 году 334,4 млрд руб. Здесь учитывались результаты не только банков, но и небанковских организаций, в частности страховых компаний. Но основным донором являются все-таки банки, среди которых Сбербанк является крупнейшим «неуглеводородным» участником топ-10 с суммой налогов 245,4 млрд руб.

Доля Сбербанка в уплаченных налогах финансового сектора, рассчитываемых ФНС, составляет 38,5%. Это заметно выше его доли в активах финансового сектора — 30%, по данным ЦБ на начало 2016 года (более свежих регулятор не публиковал). И это подтверждает правило, что госкомпаниям приходится больше платить не только дивидендов.

Статистика ФНС по начислению и поступлению налогов и сборов в консолидированный бюджет (форма 1-НОМ) за 2016 год тоже отдает твердое второе место финансовому сектору, который заплатил 636,8 млрд руб. за вычетом НДФЛ и социальных взносов. Для сравнения: не представленные в рейтинге производители и дистрибьюторы табачных изделий заплатили 576,5 млрд руб.

Сектор металлов и горной добычи стал третьим: в топ-50 попали десять его представителей, которые перечислили в прошлом году 279,7 млрд руб. налогов. Крупнейший в этой группе налогоплательщиков — «Норникель» — обогатил бюджет на 66,5 млрд руб. налогов.

Четвертым сектором по объему налоговых платежей оказался транспорт (254,4 млрд руб.), главным образом благодаря РЖД и «Транснефти». Еще один транспортный участник рейтинга, «Аэрофлот», может похвастаться только тем, что стал едва ли не единственным авиаперевозчиком, который обеспечил положительный баланс налоговых платежей. В целом же, как следует из данных ФНС, налоговая нагрузка на авиакомпании в прошлом году была отрицательной — результат убыточности отрасли. Иными словами, компании больше получали налоговых возмещений, чем платили в бюджет. Не в последнюю очередь это стало возможным из-за антикризисного снижения НДС на внутренние перевозки до 10% (с 18%).

Расширенный сектор энергетики, в который РБК включил и атомную отрасль, занял пятое место — во многом благодаря «Росатому», заплатившему в 2016 году 125,3 млрд руб. налогов. Крупнейшие «осколки» РАО «ЕЭС» — «РусГидро», «Интер РАО», «Россети» и частная энергетическая компания «Т Плюс» — совокупно принесли в бюджет гораздо меньше, 94 млрд руб.

Высокотехнологичные секторы связи, химии и машиностроения заняли скромные места, что довольно точно характеризует «сырьевой» уклон российской экономики. Интересно, что «Ростех», который собрал лучшие активы российской машиностроительной промышленности и ОПК, смог занять по налоговым отчислениям только 13-е место.

Самой скромной по величине уплаченных налогов оказалась сфера торговли (17,1 млрд руб.), представленная всего двумя компаниями (X5 и «Лента»). Здесь сыграла свою роль особенность отрасли, в которой многие компании являются «дочками» нерезидентов — их российские показатели просто не выделяются в составе консолидированной отчетности глобальной группы. По этой причине в рейтинг не вошли такие крупные представители ретейла, как «Метро Кэш энд Керри», или дилерские подразделения автопроизводителей — «Тойота Мотор», «Фольксваген Груп Рус», «Мерседес Груп Рус».

Очень интимные отношения

Для налоговиков показатель налоговой нагрузки является скорее статистическим инструментом, а не реальным ориентиром в работе. Специалисты ФБК в аналитической оценке налоговой нагрузки в российской экономике 2015 года указывали, что она «так до сих пор и не стала важнейшим механизмом обеспечения эффективности налоговой политики через установление оптимального налогового бремени». Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев тем не менее уверен, что государство «не может совсем уж игнорировать очень значительно различающиеся показатели по налоговой нагрузке» — поэтому ФНС России использует показатель при планировании своих камеральных проверок.

Сами участники рейтинга отнеслись к идее публикации индивидуальных показателей весьма чувствительно. Комментировать их никто не захотел. Неофициально же представители финансовых департаментов нескольких компаний сообщили РБК, что нагрузка на их бизнес слишком высока, однако они оставят свое мнение при себе, чтобы не привлекать ненужного внимания налоговиков. «Общение с налоговиками — очень интимный процесс, поэтому любая публичность может отразиться негативно на дальнейших отношениях с государством», — пояснила нежелание давать комментарии представитель одной из металлургических компаний.

Что же касается лидеров рейтинга — нефтяников, то их консолидированное мнение, пожалуй, выразил год назад глава «Роснефти» Игорь Сечин в интервью «Вести 24»: «Снижать надо налоги. Нам НДПИ подняли в два раза, экспортные пошлины обещали снизить — не снизили, а цены упали при этом. Надо просто объективно относиться к этим процессам ко всем и не допускать провалов в инвестиционных процессах. Если начнутся интервалы по инвестициям, к сожалению, это может привести потом к тяжелым последствиям, к необходимости восстанавливать добычу, восстанавливать переработку».

Но заменить нефтяников налоговикам некем: мода на предпринимательство давно прошла, и количество субъектов малого бизнеса снижается, налоговая база не растет, а социальные расходы уменьшать нельзя — даже несмотря на объявленную трехлетку бюджетной экономии.

Для государства между тем потребительский подход к экономическим субъектам несет только краткосрочную выгоду. «Возможности взять больше налогов есть всегда. Будут ли при этом отрицательные последствия — зависит от того, в каком состоянии находится экономика в целом и та или иная компания в отдельности», — отмечает Игорь Николаев.

В ФНС от комментариев и каких-либо оценок рейтинга воздержались.

Источник:РБК

 

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *