Елена Волова: хороший руководитель – это прежде всего хорошая команда

Руководитель филиала Фонда развития гражданского общества в Калининграде — Елена Волова рассказывает о том, как составляются рейтинги губернаторов, есть ли у Ярошука политическое будущее и в чём была федеральная задумка проведения праймериз.

— Почему довольно длительное время ФоРГО выставляет Николаю Цуканову низкие баллы и помещает его в своём рейтинге в конец списка губернаторов России? С чем это связано?

— Во-первых, рейтинг ФоРГО выставляет баллы не одному Николаю Николаевичу, а показывает его в сравнении с другими губернаторами. В Москве несколько иной подход, чем у нас. Вот мы считаем, что Николай Николаевич у нас прекрасный губернатор. Может быть, так и есть для нас с тобой. Но в сравнении с другими губернаторами, возможно, он выглядит не так хорошо, как хотелось бы многим, и мне тоже, между прочим. Поэтому данная ситуация обусловлена сравнительной характеристикой его с губернаторами других регионов.

Основной показатель – оценка его деятельности населением. Важна оценка контроля команды губернатора над внутриполитической ситуацией, что является далеко не самой сильной его чертой. Требованием времени стал экономический модуль – насколько качественно власть способна удержать ситуацию в условиях экономического кризиса и сохранить стабильность. Рейтинг — это термометр, который измеряет температуру. И мы с тобой можем увидеть например, что губернатор Воробьев, находясь на своей позиции, находясь в первой десятке, справляется с подобными ситуациями значительно лучше, чем мы. Но это не говорит о том, что для нас с тобой наш губернатор не может быть хорошим.

Как правило, результаты каждого рейтинга мы комментируем, обьясняем, почему губернатор поднимается или опускается в своих позициях. Последнее время он тихонечко поднимается. И это как раз обусловлено скорее не внутриполитическими или общественно политическими моментами, а больше тем, что власть показала свою устойчивость в  ситуации экономического кризиса. Но чаще всего падения или взлеты обусловлены все же внутриполитическими причинами.

— Внутриполитическими причинами, ты имеешь в виду, именно в нашей области?

— Конечно, как например, способность быть устойчивыми и сохранять политическую и социальную стабильность в регионе, отсутствие внутриэлитных конфликтов, протестов населения или публичных скандалов, как сейчас на праймериз. Мы видим серьёзное возмущение тех кандидатов, на которых оказывалось давление – это тоже своего рода факт внутриполитический.

— Понял. А давай теперь сразу перейдём к мэру. Как ты считаешь, Ярошук, как политик уже прекратил своё существование или он еще может продолжить свою политическую карьеру?

— Я думаю, что Ярошук вполне способен продолжить свою политическую карьеру. Особенно если выборы будут отменены, и он будет уже в позиции сити-менеджера. Более того, мы сейчас с тобой, о чем говорим? Он сейчас жив-здоров, способен дальше идти и способен дальше руководить городом. Или ты говоришь о том, что хотелось бы видеть кого-то другого?

— Ты правильно ответила на вопрос, и я имел в виду именно то, что спросил. Но мы можем разделить вопрос на две части: есть ли у него какая-то политическая карьера вообще, то есть может ли он занять допустим что-то вроде кресла сенатора или же он способен претендовать губернатора Калининградской области? Наверное, и ты, и я понимаем, что это вряд ли возможно уже.

— Я думаю, что он может претендовать и на то, и на другое. Вопрос его желания, хочет он этого или нет? На мой взгляд, он не хочет быть, ни сенатором, ни губернатором. Но это мое личное мнение.

— Отлично. Ты предвосхитила мой вопрос и практически ответила на него. То, что он продолжит свою «карьеру», это неправильное выражение. Он продолжит свою «деятельность». И, наверное, в должности сити-менеджера. Получается, что мэром он уже не переизберется?

— Нет, я так не считаю. Вполне изберется. Сложности зависят от того, появится ли конкурент.

— А ты не видишь сейчас конкурента для него?

— Пока он в этом поле достаточно прочен. У него, возможно, будут проблемы с переизбранием, если в регионе появится конкурент — человек с позитивным рейтингом, готовый с ним соперничать. Пока его не видно. На том фоне, который существует сейчас, он переизберется. Я думаю так.

— Я понял. Выходит, что если форму правления в городе не поменяют, то он вполне может в 2017 году стать нашим первым мэром, который займет эту должность в третий раз?

— Абсолютно! Если в политическом пространстве не появится яркой политической фигуры, способной с ним конкурировать.

— А зачем он вообще держится за это место? Ты считаешь, что город ещё довольно денежное место, не всё здесь еще распродали и застроили?

— Я думаю, ему это интересно. Точно интересно. В его возрасте еще не пора на пенсию, я бы сказала.

— Согласен. Мне тоже не пора на пенсию, но я просто слышу от многих людей, включая депутатов различного уровня и чиновников, о том, что Ярошук не управляет городом, а фактически городом управляют, ну, какие-то другие люди.

— Ты, наверное, имеешь в виду Светлану Борисовну Мухомор?

— В том числе и Светлану Борисовну, да.

— Я считаю, что хороший руководитель – это, прежде всего, хорошая команда. Вот поставь тебя мэром, при всем том, что ты прекрасный человек и имеешь сильные стороны, но в чем-то ты, наверное, не разбираешься. Как и я. Но ты соберешь хорошую команду из сильных специалистов и будешь руководить процессом. Он это сделал. И ты знаешь, в сравнении с другими городами, наш город очень хорош! И что бы ни говорили, и ни подозревали, и ни писали про коррупцию, воровство, и так далее, но, как шутят гости города, наверно, у нас воруют меньше, чем в других городах. Наш город очень достойно выглядит! Не вижу ничего плохого в подборе сильных членов команды, которые руководят определёнными процессами.

— Я тоже не вижу в этом ничего плохого. Более того, я вижу в этом исключительно всё хорошее. Но у меня немножко другое мнение. Хотя я в последнее время стал весьма лояльно к власти относиться вообще. Просто потому, что я начал понимать, с какими трудностями сталкивается сама власть. Хорошо. Вопрос, относительно праймериз. Как ты оцениваешь вообще эту процедуру? На сколько это нужно было в нашей политической ситуации?

— Идея, предложенная федеральными лидерами, была в следующем. Первое – повысить доверие населения не только к самой партии, но и ко всей политической системе. Праймериз – открытая, демократическая процедура. Второе — повысить интерес к выборам у населения, ведь все меньше и меньше ходит людей на участки. Согласись, интерес повысили. Мы увидели первые телодвижения не в июле, как обычно. Мы увидели   действующую и работающую партию уже в марте. И уже приняли участие в каком-то процессе, которые условно напоминает нам эти выборы.

Еще одна цель была – омоложение кадров, выявление новых лидеров общественного мнения и сделать на них ставку на выборах. Потому что партия «Единая Россия» нуждается в перезагрузке, они об этом заявили. И  партия неплохо с этой задачей справилась. Мы, конечно, пока не видим решений сьезда, но видим высококонкурентные кампании в регионах. Мы видим, что новые фигуры появились, новые фигуры поборолись за право быть кандидатами.

Ну и мобилизация сторонников. В регионе явка составила около 7. Может быть, хотелось бы больше. Но люди пришли.

— Можно я перебью тебя? Прогнозировалось, что будет не больше пяти процентов. А вышло семь…

— Прогнозировать можно все что угодно. Но хотелось бы, наверно, больше.

— Согласен! Не кажется ли тебе, что за теми предварительными выборами, которые прошли довольно масштабно среди претендентов в Госдуму, в городской Совет у нас получился такой праймериз-междусобойчик, куда опять выдвинулись все одиозные личности. Я бы их вообще назвал вредителями. Вот Олег Мигунов там, по-моему, уже на третий срок идет.  Не пойму какой там от него толк, толку от него, как и от многих других депутатов я никакого не вижу. И там половина таких депутатов «ни о чём». Мне кажется, что это было какой-то ширмой – вот эти праймериз, для того, чтобы эти люди потихоньку сами себя переизбрали.

—  Да, в городе много депутатов, которые идут на второй-третий срок. И конечно, та модель праймериз, которую выбрал городской Совет, она не самая демократичная. Тут совершенно с тобой не спорю, но, ты знаешь, я не вижу потока желающих на кресло депутата муниципалитета. Лично я считаю, что этот Совет достаточно сильный. На мой взгляд, им уже не интересно с этой должности получать выгоду, они уделяют много времени своему округу, своим избирателям.

Вот сейчас малые партии собирают команды. И у всех проблема с кандидатами. Особо нет желающих. Так и на места в горсовете.

— Да, это я знаю. Проблема только в том, что просто так суетиться ни у кого желания нету. А победить при отсутствии финансов довольно-таки сложно или проще сказать невозможно.

— Так тоже самое и на городском уровне.

— Поэтому нужно начинать с чего-то более далекого. С Гвардейского района, например, а потом двигаться уже в Калининград.

— Так и в районах никого не найти! Малые партии вот сейчас пытаются найти! Мало желающих. И я, будучи вице-губернатором, мы проводили тогда выборы в 11-ти муниципалитетах, поверь мне, закрыть сто процентов участков даже от «Единой России» было крайне сложно. Кадровый голод. Особо никто не стремится!

— Ну, я догадывался об этом. У людей понимания нет зачем им это нужно. Ты сейчас заговорила о малых партиях, их у нас довольно много, по последней сводке порядка 80-ти малых партий у нас здесь в Калининградской области. А слышали мы буквально про десяток, может быть про дюжину партий. Скажи, как лучше, как корректнее называть эти партии – малыми, действительно, или оппозиционными партиями?

— Малыми. Часть из них никакого отношения к оппозиции не имеет или имеет мало. Часть из них просто старается стать альтернативой существующим. И если ты посмотришь их программы, ты увидишь, что особенно в этом сезоне, фактически все партии повторяют друг друга в программных моментах. Все бьются с капремонтом, все бьются против всего плохого и за всё хорошее. Всем почти нужен закон о Калининградской области. Дружно бьются против безработицы. За приток инвестиций.

— Получается это тот редкий случай на политической арене, когда буквально все партии, которые будут избираться, идут с одними и теми же идеями. На самом деле, и Единая Россия борется с коррупцией, и Рудников борется с коррупцией…

— Случай не редкий.

— Я хотел у тебя лично спросить относительно социологии и относительно твоих личных прогнозов по поводу Колесника. Почему он всё-таки занял третье место?

—Говоря слово «победитель», все-таки я ориентируюсь на того, кто станет кандидатом от партии. А это значит на того, кого выберет съезд. Я действительно думала, что победит Колесник. Не по итогам подсчета голосов, потому что я прекрасно понимаю, что он не был любимой персоной у региональной власти. Но партия может выбрать из рейтингового голосования того, кого они захотят. Смысл партийной процедуры был в том, чтобы регионы предложили лидеров общественного мнения, а партия выбрала из предложенных человека, с которым сможет выиграть выборы. Я не сомневалась, что по подсчету голосов он не наберет первое место. Хотя, безусловно, мне казалось, что оно будет не третьим, а вторым.

— Я тоже так думал, что он будет на втором месте. Но с какой стати съезд будет принимать решение в пользу Колесника, если он, будучи главой регионального отделения политической партии, ну скажем так, бездарно эту кампанию проиграл?

— Свою собственную?

— Да, свою собственную бездарно проиграл, я считаю. Фактически вот это региональное отделение Единой России выразило вотум недоверия Колеснику, как руководителю этой партии.

— Региональное отделение никакого вотума не выражало!

— Я имею в виду, если бы оно выразило поддержку, то ситуация была бы совершенно другая на участках, с моей точки зрения.

— Мы с тобой прекрасно понимаем, что есть кандидаты, которые в приоритете, которые являются фаворитами. Колеснику, безусловно, не был включен зеленый свет, как и некоторым другим кандидатам.

— А мне кажется, что вот эта ситуация, о которой ты говоришь, в случае с Колесником не работает. Он достаточно зрелый политик, он вполне финансово обеспечен, у него есть своя команда, сторонники,  свой штаб…

—Мы говорим о том, что с одной стороны у него были сложности внутриполитического характера, админресурс был против него. С другой стороны, я, безусловно, с тобой согласна, что штаб его не отработал качественно. И я об этом написала на своей страничке в Фейсбук. Я считаю, что все это в комплексе дало тот результат, который получился.

Победить на   праймериз – еще не все. Потом надо выиграть выборы. А это уже конкуренты от других партий на округе 97. Возможно, Игорь Ревин, Алла Войтова.

— Я думаю, что «Единая Россия» выберет, тот и победит. Потому что ни у Войтовой, ни у Гинзбурга… ну Гинзбург там по другому округу – вряд ли он вообще пройдет, шансов у него мало. Но ни Войтова, ни Ревин, я не вижу у них идеологии или какой-то серьезной повестки и больших денег, чтобы они выиграли.

— Мы с тобой сейчас говорим не о деньгах или об административном ресурсе. Мы говорим о принципе: партии надо с кандидатом выиграть. Вот давай уберем деньги и ресурс. Вот с кем они решат, что они будут выигрывать, вот того они и выберут из тех предложенных четырех человек. Я не говорю о том, что это будет обязательно Колесник. Я тоже не ожидала, что будет такой низкий результат голосования. Но думаю, что это возможно.

— Но подожди. Давай отвлечёмся. Мне кажется, что лучше всех кампанию провел Пятикоп…

— На мой взгляд, мобилизационную не лучшую, раз за Морозова проголосовало больше. Значит, мобилизационную провел лучше Морозов. А агитационную провел лучше Пятикоп – совершенно точно!

— Мне понятно, почему Морозов провел мобилизационную кампанию лучше. Наверное, тебе тоже понятно. Поэтому, если бы я был съездом, я бы остановился на Пятикопе. Но если бы я был губернатором, и понимал бы, что Морозов когда-то был в моей команды, и он мне более удобен, и у него есть деньги, и он более системен в том плане, что он более управляем, ибо есть за что ухватить. Потому что Пятикопа фактически ухватить не за что. Кроме старого «Прадо»  и квартиры, у него ничего нет…

— Ну мы об этом не знаем…

— Да, возможно. Но я говорю о том, что Морозов бизнесмен. И поэтому более…

— Уязвим?

— Да. Поэтому гораздо более удобен.

— Тогда скорее неудобен. Но удобен с точки зрения того, что он лучше управляем. Свой человек, это естесственно. И нормально для губернатора хотеть своего человека провести. И Морозов и Пятикоп – достойные кандидаты, чтобы представлять нашу область. Но теперь осталось дождаться выбора партии. Чего хочет Губернатор, мы с тобой поняли. Совпадет ли это с желанием губернатора или нет, мы с тобой не знаем. Конечно, достаточно низкая цифра у Колесника для того, чтобы…

-…чтобы партия его поддержала. Конечно.

— Хотя я говорю, шансы у него есть. Особенно, учитывая, что все нюансы проведения праймериз федералы будут анализировать. Кроме того,  насколько мне известно, он на очень  хорошем счету. Репутация тоже много значит.

— Насколько я понимаю, главной задачей губернаторской команды было – занять большинство в областной Думе. Потому что через областную Думу мы можем проводить законы. А законы могут влиять на нашу жизнь и в том числе могут влиять и на муниципалитеты благодаря некоторым лазейкам, которые Федеральное законодательное собрание нам дало. Поэтому понятно, что большинство в Думе будет губернаторское. А вот что касается Горсовета. Считаешь ли ты, что там будет какой-то баланс, или там будет все-таки преобладание «городских», или там будет более разобщенная группа депутатов, чем была она в текущем созыве, с которым можно будет проще договариваться.

— Четырнадцать депутатов-одномандатников, конечно, сохранят свои посты, на мой взгляд. Но система нынче смешанная. А что касается остальной части, конечно, появятся новые фигуры. Они будут от других партий. Вопрос только в том, что те, кто зайдут от других партий, это будут условно наши же друзья, но только зашедшие от других партий, или все-таки фигуры, поставленные теми партиями – свои собственные и не имеющие отношения к тем депутатам, которые есть.

Тогда давай мы на такой мажорной ноте закончим нашу беседу. В том плане, что я считаю, и, наверное, ты считаешь, что хорошо, когда появляются какие-то альтернативные вещи. Хорошо, что наша политическая система становится более открытой. Хорошо, что появились мажоритарные округа. Хорошо, что праймериз появились. Так глядишь, мы скоро у себя построим самую роскошную демократию в Европе.

— Да. Хорошо бы!

Беседу вёл Дмитрий Евсюткин

volova

Наша справка:
Елена Волова, политолог, политконсультант, медиаменеджер. Историк по образованию. 2005–2008 годы – заместитель начальника пресс-службы правительства Калининградской области.
2008–2013 годы – начальник управления по связям с общественностью и со средствами массовой информации администрации городского округа «Город Калининград». Являлась одной из ключевых фигур в предвыборной кампании Александра Ярошука осенью 2012. 2013–2014 годы – заместитель председателя правительства Калининградской области по внутренней политике.
С апреля 2014 года – руководитель филиала Фонда развития гражданского общества в Калининграде. Весной 2015 года принимала участиев избирательной кампании Игоря Орлова представляющего «Единую Россию», главного претендента на пост губернатора Архангельского края.
Орлов победил с результатом 53,25%, при явке избирателей 20,99%. После выборов в Архангельске Елена Волова возвращается в Калининград, а в 2016 году принимает активное участие в предстоящих выборах. Родилась 12 июня 1975 года. Имеет дочь.

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *