Андрей Ермак: «Санатории у нас загружены лучше, чем гостиницы»

Министр по туризму Калининградской области Андрей Ермак о том, какие к нам едут туристы, почему предприниматели недооценивают детский отдых и как простые жители могут помочь чиновникам от туризма.

В пятёрке лучших

– Совсем недавно был опубликован очередной рейтинг, в котором Калининградская область уверенно входит в число наиболее привлекательных туристических регионов. Сам областной центр стабильно держится в пятёрке наиболее востребованных городов для внутреннего туризма. Так всё же куда летят туристы – в Калининград или Калининградскую область?
– Конечно, они летят в Калининградскую область. Калининград играет большую роль, но он не в единственном числе представляет интерес для наших гостей. Как правило, летят они за двумя вещами: за санаторно-курортным отдыхом и историко-культурным наследием. У нас есть целый ряд интересных городов области, таких как Светлогорск, Зеленоградск, Неман, Черняховск, Правдинск, Гвардейск. И если санаторно-курортный бренд известен со времён СССР, то такой визуальный ряд, какой можно увидеть в нашей области, нигде в России мы не найдём. Но даже находясь в пятёрке лучших расслабляться не следует.

– Я не планировал задавать этот вопрос, но недавно мы разговаривали с одним довольно известным врачом и он сказал, что как раз санаторно-курортная отрасль у нас почти полностью прекратила своё существование. Лечения у нас никакого нет. Так ли это?

– Так можно сказать, только если сравнивать с советскими временами, о которых говорит врач, когда практиковалось глубокое обследование лечащихся, когда путёвки выдавались по показаниям врачей да ещё от профсоюзов. Сейчас ситуация в корне изменилась. Эта отрасль превратилась в бизнес. Формат услуги стал иным, и теперь в такого рода санаторий может поехать любой человек, так как всё это превращается в своего рода спа- процедуры. То есть сказать, что пациент скорее мёртв, чем жив, нельзя. Изменился сам продукт, который предоставляется в санаториях. Но если мы возьмём, допустим, детский санаторий в Пионерском, то там как раз осталось советское лечение в чистом виде с диагностикой, обязательными процедурами и контролем лечебного процесса.

– Там же санаторий для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата, если я не ошибаюсь?

– Совершенно верно, и в подобных специализированных учреждениях используются вполне себе медицинский подход и соответствующие методы лечения. А в таких санаториях, как «Янтарный берег» или «Янтарь», упор всё же сделан в сторону пансионата, больше в спа, чем в санаторно-курортный отдых.

Андрей Ермак

Пляж в пос.Куликово

– У нас под боком Друскининкай, где в санатории лечат людей. Есть подобного рода лечебницы в Голдапе (Республика Польша), а у нас ничего нет, потому что вложения большие и не быстроокупаемые. И, как я понимаю, в лесной зоне нашего побережья наверняка всё скуплено на корню под строительство никому не нужных жилых домов. А для любого санатория очень важно, чтобы он находился в сосновом лесу. То есть выходит, что на этом виде лечения у нас можно поставить крест?

– Здесь я немного не согласен, повторюсь, ибо не считаю, что у нас всё загублено на корню.

Во-первых, наши санатории всё же гораздо лучше загружены, чем гостиницы. Во-вторых, эта история не имеет ярко выраженного сезона, лечение востребовано круглый год. Вот я недавно помогал одному человеку купить путёвку в санаторий для реабилитации после операции, путёвка в санаторий «Янтарь» – 110 тысяч рублей, а в санаторий «Отрадное» – 65 тысяч за тот же самый период.

Там аскетично и по-советски, но медицинская часть вполне клиентов устраивает. Так что здесь более-менее всё нормально.

– Да, но это осколки советской эпохи, люди сейчас стали более требовательны к сервису. Нужно строить новые лечебницы, тем паче что это перспективное направление.

– Согласен, но с участками на побережье тоже всё не так уж и плохо. Есть у нас, к примеру, проект «Новый город», где, поверьте, ничего ещё не раскуплено. Условия для инвесторов там очень достойные, и участки предоставляются со всей соответствующей инфраструктурой, затраты на которую берёт на себя правительство. Есть участки в Приморье и в Янтарном, есть даже участки со всеми сетями на побережье.

Другое дело, что эта бизнес-модель у нас просто недооценена. А ведь помещения для санаториев можно использовать круглый год, и если у вас есть несколько корпусов, то их можно использовать и под гостиницы, и под хостелы, и под зону отдыха выходного дня.

– Не любят наши бизнесмены долгосрочных вложений.

– Я пару лет назад отдыхал несколько дней в пансионате в Паланге. Мне было интересно посмотреть, как у них построен бизнес. Так вот, любой человек может приехать в этот пансионат и заказать себе услугу, нисколько не связанную с состоянием его здоровья. Взять, например, посещение соляной пещеры просто потому, что подышать в этом месте 15 минут кажется ему очень полезным. И, когда нет солнца и погоды, ты ходишь на массаж, в сауну, на какие-то грязевые ванны и тому подобное. То есть делаешь всё, чтобы восстановить энергию и настроение после длительного рабочего периода. И я изучал прибыльность такого рода пансионатов: они окупаются за пять-семь лет.

– Ну, построить жилой дом – это два года. Продал квартиры – и забыл. Никакой головной боли.

– Есть более быстроокупаемый вид бизнеса, который ещё у нас недооценен как вид деятельности. Это детский отдых, а особенно то, под чем мы понимаем пионерские лагеря. Вот в этом году была заявка на две группы по 300-400 детей для отдыха у нас в области, но мы не смогли их принять, так как просто нет инфраструктуры.

Да и в самом регионе очень высокий спрос на такую услугу, потому что родители переживают за детей, что те летом целыми днями сидят у компьютера и маются дурью, вместо того чтобы заниматься активным отдыхом на природе в среде своих сверстников.

– Ну, такого рода мест наверняка по всей России полно.

– Если бы. Мест таких, где детям можно отдохнуть, вообще немного: Крым, Подмосковье, Краснодар и Калининградская область. В Крым массовые заезды детей начнутся ещё не скоро. В Подмосковье путёвка на ребёнка стоит около 50 тысяч рублей – это не всем по карману. А если у нас продавать путёвки по 25 тысяч рублей, такой отдых пойдёт на ура. Окупаемость детского лагеря, как мы считали, – 3-4 года.

Негативная пропаганда

– Я не так давно отдыхал в «Альтримо» на Куршской косе и увидел там довольно много литовцев. Они радуются нашей дешевизне и вполне бодро осваивают наши места отдыха. А вот поляков у нас совсем нет, хотя в 90-е их тоже было здесь полно. Как вы думаете, с чем это связано?

– Связи с литовцами у нас посильнее: и по языку, и по родственникам, и по истории. В Польше существует большой недостаток информации. Плюс негативная пропаганда делает своё дело. Доходит до смешного: разговариваешь с поляками, спрашиваешь: «Почему вы к нам не едете?» – говорят: «Боимся. Вы нас ненавидите, у вас поляку просто по улицам ходить небезопасно. А ещё есть вежливые люди, которые так и ждут, чтобы мы приехали и они вежливо намяли нам бока». И им говоришь, что это не так, но они не верят.

И сами поляки из туристических фирм подтверждают, что негативный образ России довольно высок. Сейчас у нас есть такая тема, чтобы затаскивать сюда скандинавов через польские фирмы, которым интересно такое сотрудничество. Скандинавам хорошо, они убивают двух зайцев: посещают недорогую для них Польшу и ещё более дешёвую Россию.

– Но как их сюда затащить? Вот поясните мне, зачем норвежцу ехать в Калининградскую область? Что он тут не видел?

– Мы здесь рассчитываем на несколько вещей. В меньшей степени – на любопытство, а в большей – на получение выгоды. Например, турфирма, продающая, скажем, в Осло или Стокгольме путёвки в Гданьск, предлагает провести уик-энд в Калининграде. Как? Зачем? Это же Россия?! Да, Россия. А вы хотите, например, за этот уик-энд постричься, побриться, сделать маникюр, педикюр, массаж, побывать в спа-салоне, поужинать в отличном ресторане, и всего за 100 евро?

Думаю, при хорошем подходе к делу таких туристов можно привлечь очень немало. И у них нет негативного восприятия Калининградской области. Это нишевые вещи, но здесь есть, над чем работать, притом, что, повторюсь, приоритетом у нас является внутренний туризм: пассажиропоток на внутренних воздушных линиях только за первый квартал 2016 года вырос на 32,5 %.

Вот пока тактика такая.

– Замечательно. У нас есть совокупность каких-то достоинств, которых нет в России или в Европе. Вот смотрим, что предлагают российские города в качестве дополнительных опций к чемпионату мира по футболу – 2018. Калининград предлагает поездку по руинам 10 замков. Видимо, это предложение рассчитано на российского туриста, потому что европейцам, у которых замков предостаточно, это просто неинтересно. Но у нас есть море, у нас есть брусчатка, остатки немецкой архитектуры. Красные черепичные крыши, остров Кнайпхоф и многое другое. Вопрос такой: как вы полагаете, нам следует строить то, чего у нас нет, или нужно развивать то, что мы уже имеем?

– Разумеется, сначала нам нужно улучшать то, что есть. Это логично и менее затратно. Почему? Я попытаюсь объяснить. Туризм – отрасль достаточно сложная, потому что придумать что-то действительно новое очень трудно. Поэтому бешеного успеха достигают те регионы, которые предлагают какой-то эксклюзивный продукт, ну, как это было, допустим, с открытием Диснейленда под Парижем. И особенно когда они выводят его на масс-маркет.

То есть берут какой-то отдельный продукт и начинают его развивать до небесных высот. И потом это уже становится настолько модно, что даже обязательно, как шопинг в Милане или термальные источники в Венгрии.

Эксклюзивный продукт

Андрей Ермак

«Пост-замок», Евгений Костромин, Виталий Русакович, Александр Башин, Роман Жаров, 2015, Калининград

– А у нас такой эксклюзивный продукт есть?

– С учётом того, что Калининградскую область в общей массе посещают 87 % именно российских туристов, то руины замков для них имеют определённый интерес. Но даже для европейцев пояс фортов вокруг Кёнигсберга представляет реальный интерес. То есть инфраструктура города-крепости у нас уникальна и её можно использовать как объект показа.

– Ну не тянет это на суперэксклюзив.

– Да, в одиночку, возможно, не тянет, но мы идём дальше. Янтарь работает и в ту, и в другую сторону. Но эта тема недораскручена. Считается, что столица янтаря – это Гданьск. Музеи янтаря есть почти во всех прибалтийских городах. Мастера по ювелирным изделиям из янтаря тоже у нас не самые лучшие пока. Но задача информационная такова, чтобы как следует раскрутить Калининград как янтарную столицу мира. У нас для этого всё есть. Янтарь – это эксклюзивная вещь, её невозможно где-то повторить, например в Казани или Екатеринбурге.

– Это долгая история. Правда, действительно непонятно почему.

– Я думаю, что в целом интерес к области сильно вырос только за последние несколько лет. И раньше не было такого сильного запроса, чтобы удержать туристов и вернуть их сюда снова.

Помимо всего прочего есть у нас и событийные вещи, такие как «Голосящий КиВиН», фестивали «Сити-джаз», «Амберфёст», День города, День ВМФ и другие. И эти направления тоже будут развиваться.

– «Кубану» мы всё же проворонили, а, как мне кажется, нам не хватает именно привлечения молодёжи.

– С точки зрения выгоды это вопрос спорный. Молодёжь не любит тратить деньги. А проблем от такого скопления подростков и молодых людей можно получить предостаточно. Но соглашусь, что здесь есть, над чем работать.

И ещё очень немаловажный момент, который у нас есть. Это эмоциональное восприятие приезжими социальной среды Калининграда и области. Все рекламные ролики у нас строятся на эмоции. И мы получаем очень много возвратных туристов, они точно знают, что у них в городе такого нет. И это заставляет их рассматривать Калининград как место для постоянного проживания.

– От этого так много «понаехавших»?

– Не только. Я беседовал с одним очень известным маркетологом, и тот сказал, что, по его мнению, такое эмоциональное восприятие Калининграда не очень хорошо для бизнеса и для туризма. Но, с другой стороны, это позволяет привлечь сюда довольно большие массы людей, приезжающих в Калининград из дальних регионов на постоянное местожительство. И это даёт мультипликативный эффект. Строительство, рестораны, индустрия развлечений, малый бизнес и многое другое очень сильно растут, когда город пользуется такой популярностью. И люди, которые решаются на переезд, они очень активные и самостоятельные. То есть у нас есть очень много, что следует улучшать, а строить новое нужно точечно, понимая, для кого и зачем мы это делаем.

– Для пяти миллионов туристов?

– Если бы мы считали туристов по пересечению границы, мы бы давно эту цифру закрыли, но мы сейчас считаем по ночёвкам. И это правильно. И есть такой подход, что чем больше туристов, тем лучше. И есть такой, что туристов может быть меньше, но тратить они должны больше. Тут надо определиться: нам нужны 10 миллионов туристов, которые тратят по 100 евро, или пять миллионов, которые тратят по 1 000 евро? И нагрузка на инфраструктуру другая. И планы развития. И прибыль. Куршская коса, к примеру, может принимать всего миллион туристов в год максимум. Затем – коллапс, экологическая катастрофа. Но тогда нужно выбирать: ограничивать туда доступ туристов, чтобы сберечь национальный парк, или ставить во главу угла прибыль?

– Но он и так там уже многим не по карману.

– То же самое с Виштынцом. Но возникает вопрос: загоняем мы туда миллион туристов или 100 тысяч? То есть надо определиться с дальнейшей инфраструктурой. И «Новый город», и игорная зона, и «Сердце города» в этом отношении хорошие проекты, которые формируют ту инфраструктуру, которая улучшает то, что у нас есть.

Андрей Ермак

Новый город на берегу Балтийского моря

– Кстати, про «Новый город» я впервые слышу, как это ни прискорбно.

– Можете посмотреть проект на сайте, там есть видеопрезентация, и она очень интересная. Я фанат этого проекта, хотя наше министерство имеет к нему косвенное отношение. Пока там идёт плотное общение с инвесторами потому что там большие пулы предлагаются для строительства, но это проект, где мы всё создаём с нуля. То есть мы и учитываем ошибки прошлого, и опираемся на лучшие образчики настоящего. Проект этот есть в Минэкономики.

– Последний вопрос. Чем жители области могут помочь министерству туризма?

– Ну те, кто знает меня, в «Фейсбуке» уже сигнализируют мне, когда происходит что-то не так, как в случае с часами на железнодорожной станции в Правдинском районе. Мы их оперативно сняли, чтобы спасти от вандалов, и уже через некоторое время коллеги из Гусева попросили их им передать, чтобы они могли разместить их у себя в городе. Получилось, что дали часам вторую жизнь.

Второе – хорошо, когда кто-то указывает на проблемы с точки зрения сервиса и с точки зрения предоставления услуги. Мы всегда можем такие ситуации оперативно разрешить.

И третье – продвижение: когда человек начинает продвигать нашу область не за страх, а за совесть. К нему иногда больше доверия, чем к официальным структурам.

– Значит, вместе мы победим?

– Я в этом нисколько не сомневаюсь.

беседовал Дмитрий Евсюткин

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *