Сергей Маликов: в русской традиции не принято строить замки

Сергей Маликов о том, реальны ли угрозы НАТО для нашего региона, почему Калининграду никогда не стать Кёнигсбергом и чего можно ожидать от нового руководителя Калининградской области.

НАТО у наших границ

– Сергей Алексеевич, насколько велика вероятность провокаций со стороны стран НАТО в отношении нашего региона?

– Знаете, где-нибудь в Воронеже или Рязани такой вопрос вызвал бы у человека истерический смех, однако, находясь в полуэксклаве, со всех сторон зажатом в тиски НАТО, становится вовсе не смешно.

Но, чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к нашей истории. На протяжении веков было всегда одно и то же: Запад всё время бряцал оружием, угрожая существованию России, и, периодически собравшись с духом, совершал крестовые походы на Восток. А там его испокон веков встречали генерал Мороз, кровожадные партизаны, отсутствие дорог и провианта.

Эти военные походы были похожи на то, как в зимнюю стужу неподготовленный человек с разбегу прыгает в прорубь. Потом его долго ищут водолазы и уносят вперёд ногами, как это случилось с Карлом XII, Наполеоном или Гитлером.

Началось это всё не сегодня и не вчера, а с тех самых времён, когда шведы, норвеги и прочие варяги совершали набеги на Гардарику, то есть на русские земли. Ни разу для Европы это ничем хорошим не закончилось. Но соблазн наступить на те же грабли настолько высок, что западный мир продолжает свою ползучую экспансию, включая последнее тридцатилетие, когда НАТО медленно, но уверенно движется на Восток, оказавшись вплотную у наших границ.

Игнорировать сей факт – значит прятать голову в песок, как страус. Поэтому отвечу так: вероятность всегда есть. И эта вероятность так же высока, как это произошло 22 июня 1941 года.

– А может, это просто политическая игра?

– Политика и война тесно связаны. Раньше западный мир применял в отношении нас политику холодной войны. И ущерб, к которому она привела, а именно крушение СССР, оказался сильнее, чем Вторая мировая война.

Понятно, что Калининградская область находится на линии так называемого цивилизационного разлома. Её используют в политической, геополитической игре, а больше в информационной войне как некую разменную монету. Но любая политическая игра может одномоментно перерасти в натовские авианалёты, как это случилось в Югославии.

Особенно опасной эта игра стала после того, как русские сказали: «Крым наш». Можно всё, что угодно, себе придумывать относительно Крыма: чей он и благодаря чьему предательству и волюнтаризму оказался за пределами России. Но факт остаётся фактом: эта земля наша, и мы никогда и никому её не отдадим.

– Но при этом стали поднимать головы те, кто считает, что в таком случае Россия должна отдать Калининградскую область. Эту идею, в частности, неоднократно озвучивали прибалтийские политики.

– Но тогда уже надо вернуться к вопросам Мемельского края, Вильнюса, Данцигского коридора. Вспомнить про две трети Восточной Пруссии, которые Сталин подарил Польше. Причём непонятно за что, поскольку Польша никогда не была союзником России. Во Второй мировой войне она практически никак не участвовала и стала жертвой своей жадности, напав вместе с Гитлером на ослабленную Чехословакию в 1938 году. Поляки должны быть крайне признательны Советскому Союзу и Сталину за то, что он им преподнёс такой великодержавный подарок.

Но Сталин не думал, что его наследие будет так бездумно разбазарено и так предательски отдано чужакам. Сталин готовил пояс безопасности для Советского Союза, и в него входил Восточный блок. Мы были сильнее, поэтому могли диктовать свою политику восточным друзьям. А американцы диктовали политику своим западным друзьям. Мы Восточный блок содержали и отдавали союзникам всё бесплатно.

Американцы же поступили более хитро: они опутали своих партнёров миллиардами кредитных нитей, и поэтому сейчас европейские страны находятся в долгах, как в шелках, и полностью лишены суверенитета. Их суверенитет напрямую зависит от США, где располагается бо́льшая часть военного, финансового и политического потенциала.

– То есть у наших границ не осталось подушки безопасности?

– Да, её нет, и в этом-то вся боль. Но любое действие рождает противодействие. Во времена СССР Калининградская область была довольно милитаризированным регионом. Эйфория следующих 15 лет, примерно с 1990-го по 2005 год, когда мы распродавали всё советское наследие, привела к тому, что мы остались безоружными в тёмном лесу, где бродят бандиты, которые могут тебя в любой момент обобрать. Сравнение, может быть, не очень приятное для Запада, но оно так тогда и получилось.

Сегодня ответом на непрерывное увеличение присутствия НАТО у наших границ, постоянное давление на Россию будет, конечно, дальнейшая милитаризация Калининградской области. В этой связи назначение Евгения Зиничева губернатором как раз говорит о том, что эта линия, скорее всего, наиболее вероятна, если после прихода Трампа к власти не наступит оттепель в российско-американских отношениях.

Уверен, что нам по силам дать отпор любому агрессору. На Западе тоже читают историю, даже больше чтят, чем мы, потому не думаю, что они в третий раз способны вступить в глобальную войну с Россией. Они понимают, что в этот раз могут получить сдачи так, что западная цивилизация уже никогда не поднимется.

– Выходит, что Сталин такой подарок полякам всё же сделал не зря?

– Сталин смотрел на много лет вперёд. Он, пожалуй, был одним из немногих правителей-стратегов в нашей истории. И, отдавая часть Восточной Пруссии Польше, а Мемель – Литве, он делал весьма символический жест, как если бы муж подарил жене на день рождения чайник. Но неожиданно в семье случился развод… Не думаю, что он предполагал, что СССР постигнет крах благодаря разрушительной деятельности США и их пятой колонны у нас. Однако то, что он оставил Калининградскую область, как занозу в заднице у НАТО, – это было гениально.

Поэтому, если Запад хочет видеть в Калининградской области непотопляемый российский авианосец, он это получит.

Пора распрощаться с городом-призраком

– В Калининграде многие продолжают спекулировать на теме немецкого наследия, на теме Кёнигсберга. Каково ваше мнение по этому поводу?

– Это замшелый информационный повод, который уже давно похоронили, но его всё равно вытаскивают из гроба и пытаются как-то им к общественности апеллировать. Но это бред чистой воды.

Даже Королевский замок, по моему мнению, себя исчерпал как символ города. Нет у нас короля, нет крепости, да и не в русской это традиции строить замки.

– Кстати, а вы не в курсе, почему так произошло?

– О, это очень интересный вопрос. Я много времени исследовал эту тему, пока не нашёл довольно простой ответ.

Дело в том, что оборона русских городов строилась по принципу «сам погибай, а товарища выручай». То есть князья не прятались за спины жителей, которые были им родные по крови, поэтому стены возводились вокруг всего городища. В западной традиции сначала строился замок, чтобы оборонять сюзерена, его челядь и войско. А на всё остальное им было наплевать. Ну и по большей части замки возводились на территории враждебной, как это случилось с Королевским замком.

И ещё. В нашей оборонительной традиции крепостями были монастыри. Сбережение духа, людей , которые посвятили себя подвижничеству — вот, что считалось истинно ценным.

Поэтому частичное возведение замка не будет представлять никакой исторической и архитектурной ценности, но зато будет нести идеологическую нагрузку. Поэтому мне, например, импонируют те архитекторы, которые предлагают встроить Дом Советов в план будущей застройки и которые пытаются сохранить этот довольно известный памятник нашей истории, нашего недалёкого советского прошлого.

Калининград может выделяться из сонма российских городов не своим средневековым видом, который уже будет смотреться даже нелепо, а, может быть, какой-то модерновой архитектурой. Город нуждается в своём собственном современном лице. Здесь сплав культур, и это нужно использовать таким образом, чтобы было всем комфортно.

Нам нужно быстрее распрощаться с прошлым и жить будущим. Зачем цепляться за разрушающиеся кирхи и лежащие в руинах замки?! Всё это естественный процесс упадка и разрушения. И чем быстрее мы это поймём, тем проще нам будет двигаться дальше.

– То есть будущее не наступит, пока мы это всё не разрушим?

– Если вы посмотрите на некоторые политические ситуации, то заметите там те же процессы. Если бы депутата Александра Кузнецова не убрали из облдумы в избирком, он мог бы ещё два срока просидеть в парламенте. Только какой от этого толк?! Гинзбург уже 30 лет депутат, и за это время он не создал ничего материального, не оставил ничего ни потомкам, ни своим избирателям. Только  пустота. А между тем он снова идёт на выборы.

Как может общество развиваться в условиях, когда призраки прошлого тянут его вниз?

Или возьмём бытовую ситуацию. У вас в подвале накопилась куча ненужных вещей: старый велосипед, бабушкин чайник, самовар и прочее. Вы купили новую квартиру, пора переезжать, а вам жалко это выкинуть, но в то же время вы не можете перевезти это в новый дом. Калининград находится примерно в такой же ситуации.

– И всё же давайте закончим с названием города. Противники названия «Калининград» часто пеняют на то, что всесоюзный староста Михаил Калинин был чуть ли не маньяком-убийцей и называть его именем город – это непростительная ошибка. Есть же у нас такая поговорка: «Как корабль назовёшь, так он и поплывёт». Что вы скажете на этот счёт?

– На мой взгляд, проблема заключается в том, что мы всё слишком усложняем, вместо того чтобы смотреть на мир проще. Когда Артемий Лебедев создавал логотип (или герб) Калининградской области (а мы знаем, что бесплатно он не работает), нужно было, чтобы всего-навсего кто-нибудь ему сказал: «Слушай, Тёма, как нам избавиться от кровавой тени всесоюзного старосты?»

Вот так взять прямо и сказать, при этом понимая, что Калинин никаким людоедом не был, а был просто обычным функционером, винтиком тогдашней жестокой системы. Просто он нам надоел этот Калинин. Мы хотели бы назвать город в честь какого-нибудь великого деятеля, чтобы гордиться им. Или в честь чего-то нейтрального, чтобы не резало слух.

И если бы Артемий был не дурак (а он хоть и матерщинник и шаровик, но далеко не дурак), он бы заглянул в словарь и нашёл однокоренные Калинину слова: калина и калить. Этимология у этих слов одинакова: калить, накалять, калёный, ярко-красный, огненный. И вот вам уже на гербе города или области красуется ветка калины. И если она оранжевого цвета, то символизирует и янтарь, и облепиху, и встающее над морем солнце.

А если она огненно-красная, то становится символом возрождения после британских бомбардировок, спаливших город дотла.

Всего лишь навсего ветка калины – и вопрос с переименованием города решён. Ну и памятник Михаилу Ивановичу перенести поближе к дедушке Ленину, вдвоём им будет не так скучно. Дарю эту идею региональным и городским властям.

Есть правда одно но. В нынешних условиях калина – слишком мирный символ. Поэтому я бы предложил совершенно другое название назло врагам и радость друзьям.

– И какое, если не секрет?

– Скажу, когда придёт время!

Губернаторство Зиничеву не нужно

– Сергей Алексеевич, вы уже упомянули о самой громкой за последние годы региональной рокировке. Вместо избранного год назад Николая Цуканова назначен генерал-майор Евгений Зиничев, в течение года возглавлявший региональное управление ФСБ. С чем может быть связана такая кадровая спецоперация и каковы будут дальнейшие действия региональной власти?

– С моей точки зрения, Зиничев никогда не предполагал, что он будет губернатором и что он здесь задержится. Это было спонтанное назначение. Более того, я считаю, губернаторство ему никаким образом не нужно, потому что это значит увязнуть в нашей провинции и пропасть здесь под ударами возмущённой прессы и населения. Думаю, что Зиничев через год освободит «поляну», приведёт сюда какого-нибудь хозяйственника из окружения Путина. Это будет мини-Боос, уже более осторожный с учётом наследия Георгия Валентиновича, но, тем не менее, обладающий бо́льшими связями с Кремлём, чем любой наш губернатор.

– Но почему это произошло именно сейчас?

– Во-первых, есть внешние причины. За последние два года давление со стороны стран НАТО начало расти в геометрической прогрессии. До этого Калининград был не так интересен президенту. Возможно, именно сейчас он обратил на него свой пристальный взор. А когда Владимир Владимирович обращает на что-то внимание, сразу всё начинает двигаться, суетиться.

Во-вторых, региональные элиты, с которыми столкнулся Николай Цуканов, все шесть лет находились к нему в довольно серьёзной оппозиции, по сути они ему или вредили, или изображали деятельность. От этого буксовали все механизмы осуществления властных полномочий. Буксовало строительство стадиона, ведь там куча интересантов и кто только не копал под Цуканова. Хотя инициатива освоения Острова исходила от довольно крупных городских кланов, он просто её поддержал, видя в этом возможность развития, шаг вперёд для Калининграда. В итоге Цуканов за всех и расплачивается.

Когда до проведения чемпионата мира по футболу осталось совсем немного времени, а региональные элиты продолжают саботировать подготовку к нему, расхватывая подряды, отдавая их в субподряды, затягивая строительство, вымогая больше денег, с этим клубком проблем надо было что-то делать.

Цуканов не смог себя повести так жёстко, как нужно было в этой ситуации, проявил мягкотелость. Возможно, в силу характера. Но надо понимать и то, что он не обладал ни близостью к «телу», ни какими-то сверхполномочиями, которые ему полагались бы как главе политически важного для России региона.

Сейчас Зиничев раздаст всем плюхи, может быть, кого-то посадят для демонстрации силы. Когда динамика разгонится, думаю, какой-то человек придёт на место Зиничева и будет участвовать в губернаторских выборах с дальнейшей победой. Возможно, что процесс увяжут с выборами мэра, то есть это будет тандем: губернатор и глава областного центра. Как бы Цуканов с Ярошуком на людях ни целовались, понятно, что они полные антиподы, что они имели совершенно противоположные цели в своей деятельности.

– Это какие, например?

– Ну, если вы сравните усадьбу в Ивашкино Цуканова и виллу в Каннах Ярошука, то поймёте какие.

– Хотите сказать, что Цуканов в отличие от Ярошука настоящий патриот?

– Я только хочу сказать то, что есть люди, которые в России только зарабатывают деньги, а живут на Западе. А есть люди, которые без России себя не мыслят. Вот и всё.

– А что вы думаете по поводу назначения Антона Алиханова?

– Что касается его назначения на должность врио председателя правительства, то это довольно предсказуемо, потому как он менее всего ангажирован по отношению к каким-то местным группировкам. А то, что прислан он был сюда из центра, означает, что он довольно независим.

Но он тоже здесь вряд ли задержится. Во-первых, таких юношей у нас «жрут» на обед без соуса. Таким же образом поступили и с ещё одним молодым дарованием – замполпредом Воскресенским. Ему, конечно, более бы пристало перекладывать бумажки в каком-нибудь федеральном министерстве в ранге зама. Во-вторых, здесь у него нет ни роста, ни перспектив, вообще ничего. Думаю, что Алиханов через год уйдёт вместе с Зиничевым.

– Сменится ли региональное правительство?

– Разумеется, это общероссийское явление – зачищать поляну при смене власти. Так было при Боосе, так было при Цуканове. Мы понимаем, что среди чиновников есть три звена. Третье – которое за всех работает, второе является посредником между первым и третьим, и первое – которое максимально находится в зоне удара. Всё, что находится максимально в зоне удара, будет зачищено. Так или иначе, за год весь состав правительства сменится. Но это обычная ситуация у российской бюрократии.

– Но почему это всё произошло перед выборами, поколебав и без того шаткую веру избирателей в саму эту процедуру?

– Как правило, власть всегда размышляет с позиции силы, и власть всегда полагает, что она глядит дальше, чем обычные люди, что она умнее. Это тоже вполне российское явление, дышащее, с одной стороны, патернализмом. С другой – неуважением тех самых пастырей к своему народу. И ведь никто из избирателей, голосовавших за Цуканова, не обиделся! Одного барина сняли, поставили другого, ну и ладно.

– А вы не думаете, что это скажется на имидже правящей партии, ведь, как ни крути, Цуканов был её лидером и на этих выборах должен был быть паровозом?

– Разумеется, скажется, и сейчас у многих маргиналов и политических клоунов появился шанс переиграть кандидатов от партии власти.

– Но ведь то же самое можно было сделать 19 сентября без всякого ущерба для авторитета власти?

– Абсолютно с вами согласен. Но верховная власть решила, что так будет лучше для всех. И выборы в каком-то провинциальном муравейнике – слишком незначительный повод, чтобы об этом переживать.

беседовал Дмитрий Евсюткин

Наша справка: Сергей Маликов, предприниматель, строитель, генеральный директор компании «Вента», руководитель регионального отделения политической партии «Гражанская платформа».

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *