Лучший город для жизни

Глава группы компаний «Вента» Сергей Маликов о достоинствах и недостатках Калининграда на фоне Большой России

Человеку свойственно искать лучшее место под солнцем. Для кого-то этим самым местом являются обе российские столицы: Москва и Санкт-Петербург, для кого-то – заграница. Но есть и те, кто с выбором уже давным-давно определился, найдя лучший город для жизни. В их числе глава группы компаний «Вента» Сергей Маликов, который «сделал ставку» на Калининград и ни разу не пожалел об этом.

 – Существует ли проблема для бизнеса в оторванности Калининградской области от Большой России?

 – Для нас – нет. У «Венты» много филиалов по России. Сейчас мы работаем не только в Калининграде, но и в Мурманске, Пензе, Ставрополе и даже в Минске, тоже близко к России. Впрочем, это не самое большое количество объектов для нас. Когда-то мы работали одновременно в 11 регионах России и, думаю, можем потянуть и большее количество областей. Одновременно, разумеется.

– Если проблем для Калининграда нет, может, есть общая проблема в сфере строительства?

– В какой-то степени проблемой становятся заказчики, пытающиеся сэкономить. Никто никогда не строит в два раза дешевле или в два раза дороже рынка. Максимальная разница тут будет 3-5%. На строительстве не получится сэкономить, да и нельзя. Себе дороже выйдет. Скупой всегда платит дважды.

Один мой знакомый предприниматель, узнав цены в нашей компании, развернулся и ушёл. Вернулся через полгода и по тем же ценам сделал заказ. Почему? Потому что попытался найти того, кто построит дешевле. Нашёл. В итоге потерял аванс и подрядчика. Тот, взяв деньги, исчез в неизвестном направлении.

Главная проблема калининградских предпринимателей в том, что они до сих пор не научились мерить время деньгами. Заказчик не понимает, что проще заплатить цену рынка и потом не отвлекаться на поиски подрядчиков, субподрядчиков, аферистов и тех, кто будет достраивать объект. У нас не приучены экономить время.

К слову, наша компания никогда не заламывала цены, спокойно конкурируя с ними на рынке. Мы никаких преференций для Калининграда не делаем, но и наценок также. Обычные цены, которые, в принципе, всех устраивают.

– А в каком регионе вам комфортнее работать?

– Конечно, в нашем, всё-таки дом есть дом.

– Может, тогда и в России есть комфортный город для работы?

– Наверное, Краснодар. Климат хороший, лето круглый год, хорошие грунты, да и вообще динамично развивающийся край. Это тот регион, где живут понимающие заказчики. Они осознают, сколько стоит строительство, понимают, в какие сроки объект будет возведён, всё схватывают на лету. И самый большой процент повторных обращений именно из Краснодара. В других регионах, бывает, можно только на переговоры полгода потратить. А потом остаётся три месяца на стройку…

Но если брать в целом, то регионы не так уж кардинально отличаются друг от друга. Отличаются заказчики. Есть конторы, с которыми мы никогда работать не будем. Например, наша компания не работает с турками, которые часто играют на людской жадности. Они сначала обещают сделать на четыре условные единицы, а потом поднимают цену до девяти условных единиц. Фактически более чем в два раза. Это менталитет такой.

для жизни

– Кстати, о менталитете. Калининградские предприниматели чем-то отличаются от предпринимателей других регионов?

– Нытьём. Всё плохо, всё пропало, караул! Денег нет, зарабатывать не дают, все должны: власти должны, те должны, эти должны, «Мерседес» новый заказал – не везут три месяца. И это всё в одном предложении может умещаться.

Но при этом если брать калининградских заказчиков, то это самые шустрые ребята. Переговоры с ними быстрые, дело спорится.

 – В других регионах тоже ноют?

 – Нет, там не ноют. Наоборот. Будет плохо, но предприниматель обязательно придёт в костюме, при галстуке, приедет на джипе. Он никогда не скажет: «Ой, всё пропало». Он скажет: «Я не на миллиард, а на пять миллиардов сделку заключил. Это всё моё».

– Какие достоинства у самого Калининграда?

– У нас выше качество жизни. Я ни разу не пожалел, что живу в Калининграде. Вот, например, приезжал ко мне парень из Подмосковья, всё удивлялся нашей сфере обслуживания, что официанты доброжелательные.

Ещё в последние два-три года в Калининграде наконец-то стали думать, как изменить дорожное движение. И как автомобилист отмечу, что пробок в городе действительно стало меньше.

Ну и сама природа, море. Добраться до ближайшего пляжа можно за полчаса. А в столице ты только 12 остановок на метро проедешь до вокзала, а потом ещё часа два на электричке до своей дачи… С точки зрения качества жизни, отдыха, открытости общения, спокойствия, сферы обслуживания у нас очень хороший город.

– Замечаете в Калининграде какие-то недостатки?

– Не без этого. У нас столько достопримечательностей, природных преимуществ, Калининград настолько медийный город… Но что мы делаем, чтобы развивать туризм? Ничего. Калининград – как кафе у дороги с одним блюдом. А ведь стоит сделать полноценное меню, и посетителей станет в разы больше.

Непонятно, что с центром города. Где «Сердце города», о котором так много говорили? Почему никто не придёт и не скажет: вот тут строим вот это, тут – то. Нужна просто политическая воля, чтобы грамотно застраивать центр города.

У нас, кстати, есть образец – Рыбная деревня. Три дома, но в основном там по выходным гуляют горожане и туристы тоже едут туда. Возьмите это за образец и застройте по образу и подобию. Через 10 лет никто и не вспомнит, что это новодел. А наши дети будут уверены, что все эти дома там всю жизнь стояли.

– Как вы оцениваете врио губернатора Антона Алиханова?

– Антон Алиханов пока знакомится с регионом, но скоро надо будет действовать. Без резких движений ничего в Калининградской области не получится. Главное – не входить в поток с теми чиновниками, что были при предыдущей власти. Иначе дело закончится массой заседаний, совещаний, комиссий, в общем, сплошной бюрократией.

Говорят, что, когда чиновник шёл в кабинет Бооса, у чиновника коленки дрожали. Не должен быть в России губернатор добрым для всех. Когда человек будет знать, что его выгонят в течение секунды, он будет соответственно себя вести. Если Алиханов сможет себя так поставить, то отлично. Если нет, то будет у нас ещё один безликий губернатор.

 – На ваш взгляд, Антон Алиханов имеет шансы на выборах?

– Да, конечно. Его выберут. У нас особый регион в России. Калининградская область в окружении враждебных стран, и непроходного губернатора быть тут не должно. Нам желателен тот человек, который сможет позвонить и сказать: «Владимир Владимирович, а вот у нас так-то и нужно то-то». Особый губернатор должен быть. И если Алиханов потянет, я первый скажу да.

– От некоторых предпринимателей можно услышать, что в России душат бизнес. Это так?

– Не думаю, что у нас вообще как-то его душат. Никто за всё время от властных структур не пришёл ко мне и не попросил денег. Ни пожарные, ни СЭС, ни полиция, ни администрация. По сравнению с 90-ми у нас спокойная обстановка.

Удушение бизнеса можно посмотреть по армяно-азербайджанским палаткам. Если я поеду в Баку, я не открою там свою палатку с овощами. Не смогу просто, не дадут – административный барьер.

А у нас – запросто. Приезжает человек без знания русского, регистрирует ИП, открывает палатку, торгует. Почему он у себя в стране так не делает? Значит, у нас страна-то посвободнее будет в плане бизнеса.

для жизни

– Санкции – польза для бизнеса?

– Безусловно. Как-то работали мы с агрокомбинатом в России. Он торговал огурцами. Ввели санкции, и внезапно деньги у агрокомбината закончились. В чём дело? Оказывается, они привозили огурцы из Польши. Мыли, фасовали, продавали как свои. А сейчас они запахивают собственные площади, свои огурцы растят, а также картошку, капусту, морковь.

Но главное назад не вернуться. А то опять придут поляки, демпингом всех задушат, а затем цены поднимут – и всё станет, как было. Надо шевелиться, не упускать момент. С введения санкций прошло года три. Но мы всё никак не можем обеспечить свою область теми же яблоками. А могли бы обеспечивать всю страну.

– Для чего вы работаете? Для денег?

– Я работаю ради свободы. Деньги – это чувство свободы. Чем больше денег, тем свободнее ты становишься. Ты можешь уже не смотреть на цены в магазине. Но если переходишь рубеж многомиллиардных доходов, начинаешь трястись, как бы их не украли. Хочешь свободно жить? Значит, надо работать.

– Какая сумма обеспечивает эту свободу?

– У всех по-разному. Я видел людей, которые прекрасно чувствуют себя с 20 тысячами рублей, а есть те, чьи потребности никогда не удовлетворишь. Это, вот это, ещё вот это… Ещё больше, ещё дороже…

Но и уровень дохода тебя не должен просто устраивать. Ты должен желать вот этот уровень дохода и чуть-чуть больше. Это нормально. А если просто один уровень, то это топтание на месте, которое приводит к скатыванию вниз. Когда есть всё, что нужно, человек не развивается.

– Какая вам сумма нужна для свободы?

– Знаете, в детстве я мечтал, что стану директором треста. Пока я по советским меркам директор строительно-монтажного управления. Нужен ещё один шаг до исполнения мечты. Когда у нас будут филиалы в пяти-шести областях, тогда, наверное, да, я стану директором треста. Вот тогда детская мечта сбудется. Несколько трестов – главк, несколько главков – уже министерство.

– Так можно и до Кремля дойти…

– До Кремля поздновато уже.

– Хм… Тогда кем вы себя видите на пенсии?

– До Кремля поздновато, а вот до пенсии ещё далеко. Но я вряд ли уеду на остров с пальмами. На пенсии он меня не устроит. Потому что через неделю остров станет клочком суши, а через месяц начнёшь думать: что я тут делаю?

Знаете, все фильмы 90-х годов кончались тем, что кто-то что-то украл и на самолёте улетел. На остров с пальмами. Вот она – мечта! А на самом деле дальше ничего нет. Он приедет и будет там мучиться всю оставшуюся жизнь.

А жизнь тогда удалась, когда с работы хочется идти домой, а из дома – на работу.

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *