Кёнигсбергский эгрегор

О проклятии Центральной площади и почти вечном калининградском вопросе «что делать с Домом Советов?»

Почему не достроили Дом Советов в Калининграде – из-за ошибок в проектировании, из-за разгильдяйства организаторов проекта или же из-за проклятия места, где находился Королевский замок, – теперь совершенно неважно. Здание, которое строится 47 лет, – это нонсенс. Здание, которое было готово на 95% и заброшено, – это нонсенс. Наличие в центре города пустыря с недостроем, фактически автостоянки – это нонсенс. Конечно же, с этим зданием нужно что-то делать.

Если верна гипотеза, что при проектировании и строительстве были совершены ошибки, то здание невозможно достроить и ввести в эксплуатацию и тогда его нужно сносить. Такой точки зрения придерживался экс-губернатор Николай Цуканов, а он мужик основательный. Не студентик какой-то сопливый, а крепкий хозяйственник. Если бы здание можно было довести до ума, не сомневаюсь, он бы довёл.

Врио губернатора Антон Алиханов, похоже, считает, что вся проблема в отсутствии в ситуации с Домом Советов порядка. И если он его наведёт, здание можно будет ввести в эксплуатацию и использовать по прямому назначению – разместить там весь управленческий аппарат региона.

А я бы не стал отмахиваться от мистической версии. Площадь перед Домом Советов, где раньше находился Королевский замок, – это особая территория. Можно сказать, что здесь находится дух местности, кёнигсбергский эгрегор, который как бы бережёт этот участок от посягательств для будущего восстановленного Королевского замка, не давая строить ничего капитального. Торговый комплекс «Старая башня», нынешняя ярмарка по выходным, ёлочный базар – это всё временные явления. Вот и Дом Советов стоит, зияя десятки лет чёрными выбитыми окнами, как наглядное подтверждение этой гипотезы.

Королевский замок взорвали не потому, что он кому-то мешал или нужно было очистить участок (он пустует теперь почти 50 лет). А потому, что даже полуразрушенный замок был символом прежнего Кёнигсберга, ненавистным для тогдашнего правящего класса сердцем прусского милитаризма, историческим стержнем этой территории. Как гвоздь, вылезший в ботинке, мешает ходить, так и этот стержень не позволял чувствовать стопроцентное владение этой землёй. Вроде бы наша земля, советская, но уверенность лишь на 95%.

Неслучайно на месте Королевского замка сразу же начали строить Дом Советов, который должен был стать новой доминантой, новым стержнем, вокруг которого стала бы формироваться советская идентичность, и одновременно осиновым колом в сердце Кёнигсберга, чтобы окончательно убить этот город. Однако город убит лишь на 95%. Дух его жив, дух будоражит умы жителей, заставляя одних обращаться к истории Кёнигсберга, а других бороться с ней.

Именно отсюда германизация/кёнигсбергизация и противодействие им. Кёнигсбергский эгрегор защищает эту землю от тех, кто по недомыслию ли, по излишней самоуверенности ли пытается разрушить традиционный уклад её жителей. Именно на Центральной площади прошёл массовый митинг протеста, сыгравший печальную роль в судьбе экс-губернатора Бооса и членов его команды, которые своими экспериментами довели область до исступления.

Теперь у нас новый глава региона и начались новые эксперименты. И сразу же зачем-то потревожили кёнигсбергский эгрегор. А с ним шутки плохи. Ведь если все управленцы области соберутся в одном здании, а оно вдруг всё же не выдержит нагрузки (люди-то все солидные) и рухнет, не повторится ли ситуация, описанная в старом анекдоте про то, как Господь собирал преступников, прелюбодеев и прочих нечестивых на одном корабле, который попал в шторм и начал тонуть?

С другой стороны, может, таким образом кёнигсбергский эгрегор намерен решить проблему кардинального кадрового обновления? Впрочем, дух может отомстить за беспокойство и не так жёстко. Но то, что отмщение неотвратимо, – это обжалованию не подлежит. Пока не ясно, каким образом здание Дома Советов будет изъято у нынешних собственников, достроено и введено в эксплуатацию.

Есть несколько вариантов, каждый из которых имеет свои минусы. Можно отобрать здание у собственников силой. Но тогда начнутся суды, во время которых Дом Советов всё равно нельзя будет эксплуатировать, и не факт, что судебные тяжбы увенчаются успехом. В любом случае этот скандал негативно отразится на репутации инициатора захвата здания.

Можно выкупить здание у нынешних владельцев в собственность области и достроить его за счёт средств областного бюджета. Но, как подчеркнул сам врио губернатора, «к сожалению, там очень много конструктивных особенностей, которые нужно переделывать, всё это требует больших затрат». А большие затраты из областного бюджета на достройку здания Дома Советов при одновременном урезании социальных обязательств, ликвидации учреждений здравоохранения и социальной сферы – это огромный минус на репутации инициатора выкупа здания.

И даже если ничего не делать со зданием Дома Советов, это тоже уже будет минусом. Потому как если человек сказал «А», но не говорит «Б», у окружающих может создаться впечатление, что он пустомеля, не отвечает за свои слова, а что может быть хуже для государственного деятеля, чем репутация балабола?

Дамир Батыршин

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *