Новая Дума?

Глеб Кузнецов попытался понять, действительно ли заксобрание России стало новым

Итак, первая сессия Государственной Думы закончена. Многократно подчёркивалось, что 18 сентября мы получили «новую Думу» с новыми людьми, новой ролью в политическом механизме, новыми амбициями и новым качеством политического представительства. Соответствует ли заявленное политической реальности? И да и нет. Сначала про достижения:

1. Приняли бюджет. В срок, но с правками и согласительными процедурами в умеренном варианте. Правительство получило то, что хотело. Дума показала себе и избирателям, что способна быть стороной в разговоре, а не просто штампом на решениях ответственных дядей с тётями.

2. Насадили дисциплину. Неформальная сделка – карточка для голосования (полное политическое ничтожество) в обмен на полную личную свободу – вроде как денонсирована. Депутаты работают на своих рабочих местах – в этом мы можем быть уверены.

3. Подрос социологический рейтинг палаты. Полагаю, за счёт как раз дисциплинарных мер, с одной стороны, и большого количества позитивного или нейтрального контента, производимого руководством парламента, со стороны другой.

4. Госдума (а вернее её руководство) смогла создать информационный поток, иллюстрирующий ту самую «новизну». Вот депутаты не пускают клерков аппарата правительства в зал заседаний, вот Дума сопротивляется правительству и предлагает ему собственные меры и так далее. Это действительно выглядит новым словом в нашем закрытом политическом мирке.

Но надо признать, что «новое слово» – скорее заявка на будущее, обещание. На пути к новой Думе мы видим и проблемы, и подводные камни:

1. Та самая дисциплина. Публичный бунт коммунистических тётушек против позднего ухода с работы – это только вершина айсберга. Депутаты – и они этого не скрывают в личном общении – недовольны. Они (во всяком случае, сами они так себя ощущают) избраны представителями миллионов, а не наняты на работу чиновниками. Сделка «разрушение парламентской традиции разболтанности и личного неучастия нежелающих депутатов в делах палаты в обмен на повышение статуса депутата и роли палаты» выглядит пока незавершённой во второй части с точки зрения «низа палаты».

2. Отсутствие предлагаемой яркой собственной повестки. Госдума существует в пространстве «без сюжета», нет программы/реформы/идеи, которая доминирует в публичном образе палаты. У Госдумы нет проекта – аналога «майских указов» или «инноваций». Госдума пока не стала органом, производящим «сюжеты». Учитывая, что таких органов в России два: президент и правительство, сложно её в этом упрекнуть. Но если есть амбиции на «другую Думу», то что-то с этим делать придётся.

3. Возможная неудовлетворённость амбиций депутатов-одномандатников. Люди прошли выборы (некоторые даже конкурентные), проводили встречи, давали обещания, читали в федеральной прессе про то, что в Думе их – одномандатников – ожидает совсем другая жизнь. Пока «другая» означает «с казарменными правилами». Вопрос повышения статуса депутата в общественном мнении и формальных (ну и неформальных) отношениях внутри гигантской российской властной пирамиды как стоял, так и стоит.

4. Тем более что из-за отсутствия реальной парламентской традиции и значительной общественной инерции время работает против руководства палаты. Володину приходится всё время что-то делать, производить новости, чтобы просто «оставаться на месте». И это, пожалуй, самая большая проблема. В деле повышения статуса палаты не победить одному, в то время как остальные изображают массовку. Парламент – это таки коллектив, основанный на добром старом «что касается всех, обсуждается всеми». Чтобы реально получить «новый парламент», нам нужно видеть и слышать «новых депутатов». А это в том числе невозможно без некоторой эмансипации этих самых депутатов от правил. Как старых, так и новых дисциплинарных.

В общем, Госдуму ждёт интересный год. Год, когда палате и её спикеру предстоит борьба прежде всего с собой, с культурой и традицией «российской чиновничьей службы», эффективно блокирующей появление любой собственно парламентской традиции, традиции коммуникации по значимым вопросам и публичного прихода к удовлетворяющим всех решениям. Победят (на это надеемся) – будет хорошо, не победят – ничего не поменяется.

 

Глеб Кузнецов

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *