Минздрав. PR-компетентность

Минздрав. PR-компетентность

telzir.ru

Глеб Кузнецов об идеально выстроенных кампаниях ведомства, отвечающего за здоровье граждан

Всё-таки из всех министерств наибольшую PR-компетентность демонстрирует Минздрав. Идеально выстроенные кампании, начинающиеся вовремя, с внятной драматургией, подсвечивающие ведомство, но не несущие для него никаких организационных рисков или последствий.

В прошлом году – история со СПИДом. Вялые всхлипы с мест о том, что «противостояние эпидемии СПИДа» это не когда «образ жизни помещает тебя в группу риска», а когда терапию инфицированные получают не на уровне ниже Южного Судана, а на европейском, оставались незамеченными. Министерство завалило всех плакатиками, наружкой, платным размещением и горячими линиями с рекламой повального тестирования на ВИЧ. Из организационных шагов – наказали какой-то облздрав (по-моему, свердловский) за то, что они, гады, тратили деньги на закупки импортных современных препаратов, а не отечественных четвертьвековой давности.

До этого была блестящая кампания по телемедицине с новостями в стиле «жителей России будут информировать о необходимости диспансеризации с помощью СМС-рассылок» и «жители самых отдалённых уголков страны получат консультации московских специалистов с помощью Интернета». Эта кампания, как я понимаю, венчает «оптимизацию» здравоохранения и параллельно заканчивает историю разного рода повышений квалификации региональных врачей за госсчёт.

Одновременно Скворцова рассказывает о «чудодейственном российском лекарстве от рака». Это, как я понимаю, в контексте скандала с 62-й больницей и – шире – организацией госзакупок в онкологии. Деталей как не было, так и нет. Вроде моноклональное антитело (MAB) в Питере пробуют. Что, наверное, неплохо, но к организации медпомощи не имеет никакого отношения.

Сегодня – про сигареты. В чём прелесть идеи про то, что те, кто в 2015-м и позже родился, к ним доступа иметь не будут? В том, что отвечать (или не отвечать, как пойдёт) предстоит через почти 20 лет совершенно другому министерству. То есть PR-пряники собирает этот состав чиновников, поражая зрителей размахом замысла, а реальные оргшаги нужно будет осуществлять будущим поколениям. Такая «ампула времени» в стиле пионерского нашего детства.

И таких историй на самом деле было уже много, просто в 2016 году их производство оказалось поставленным на поток. Одну за другой хорошие новости Минздрав штампует, одну за другой кампании и инициативы по окончательному решению проблем со здоровьем населения. Работа министерства с общественным мнением – это очень красиво и профессионально.

В больной и потенциально опасной теме берётся «боковой» тезис, не имеющий отношения к реальной проблеме, зато «продаваемый» широким слоям населения и, что немаловажно, в том числе и руководителям. В его раскрутку вваливаются ресурсы – как медийные, так и административные. Раскручивают-то не абы что, а документы, концепции, успехи учёных и так далее.

При этом ни одна проблема не получает обсуждения по существу. ВИЧ, госзакупки, орфанные заболевания, онкология, доступ к медицинской помощи, закрытие медучреждений – всё рассматривается «сбоку», с удобной и сконструированной в министерстве площадки. Пожалуй, если кто-то и заслуживает разного рода PR-премий, то это профильное подразделение Минздрава и неизвестные герои, делающие Скворцову самым активным министром нынешнего кабинета.

 

Глеб Кузнецов

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *