Российский антисемитизм как бытовая привычка

Глеб Кузнецов искал истоки антисемитизма в России

Как правнук людей из-за черты осёдлости с одной стороны и человек со среднерусскими именем и внешностью со стороны другой, я делом отечественного антисемитизма (сначала поневоле, а потом и из антропологического интереса) увлечён давно. С детства. Никто при мне совершенно не стеснялся и не стесняется выступать со своими идеями и мнениями относительно злокозненной сути еврейства мирового и его роли в разрушении нашего образа жизни, веры и всего вообще хорошего.

Что можно сказать? Он – антисемитизм – есть. Более того, антисемитом быть нормально. Это бытовая привычка, а не интеллектуальное течение или набор реальных претензий. А если ты – опять же со среднерусскими внешностью и именем – вдруг осторожно выступаешь против искромётных идей, тебя сочтут чудаком и либералом.

Именно в силу абсолютной антисемитской нашей обыденности я бы не усматривал в феномене какой-то особенной опасности или человеконенавистничества.

«Вот ты – Мордух Эфраимович – абсолютно нормальный человек, русский, ну ты скажи, можно себя как Петя с Димой вести? Хуже евреев». Думаю, что антисемитизм российский – это действительно мелкобытовая привычка. Это не сказать чтобы милая, скорее уродливая, но совсем не опасная часть общего карго-культа, слепого копирования европейских институтов на чахлой северной почве. Парламент, конституция, разделение властей, независимость судов, антисемитизм. В таком вот ряду.

Европейский антисемитизм исторически начиная с первого «кровавого навета» – начиная с Вильяма из Норвича – это прежде всего политэкономия, это битва за доминирование и ресурсы. Барон против епископа, нормандцы против саксов, христиане против арабов, земельные заклады и миллионные кредиты, а между ними – евреи. У нас тоже такое политэкономическое измерение было во времена Владимира Мономаха, который это дело быстро пресёк. Не настолько его страна была населена, чтобы так просто поощрять человекоубийство.

А потом, сотни лет спустя, возникло российское государство – главный европеец. А поэтому главный антисемит. Очень старательный. Причём если средневековые Англия или Испания были антисемитскими по понятным экономическим и политическим причинам, то Россия их была лишена. И все антисемитские законы были введены уже ПОСЛЕ того, как европейские страны их отменили. Я в своё время немало потешался тому, что отмена антисемитских актов короля Мануэля в Португалии совпала по времени с введением антисемитских актов Елизаветой Петровной.

Про упражнения с чертой осёдлости последующие я и не говорю. Вот эти 200 лет бессмысленной, совершенно вторичной и глупой (натурально строительство самолётов из соломы) государственной политики и родили в обществе систему унизительных и для евреев, и для русских предрассудков, которая нет-нет да и вырвется на волю из уст какого-нибудь очередного Толстого.

И критиковать его, бедолагу, если и нужно, то не за то, что он антисемит, а за то, что он, судя по всему, не очень для своей должности сложный, что ли, человек, за то, что он живёт в мире антиподов, плана Даллеса, гаданий на удачу, выходов к бассейну на шпильках и накрашенной (неизвестно, где судьбу свою встретишь ведь), литых дисков к «жигулям», «евреи сделали революцию» и прочего посадского, простого представления о мире.

Хотя, с другой стороны, он же телеведущий и народный депутат. Каким ему быть?

 

Глеб Кузнецов

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *