Нужна ли Калининграду мечеть?

Мусульмане России с размахом празднуют Курбан-байрам, а в Калининграде до сей поры не утихают споры, так ли необходимо строить в городе мечеть. О том, чем чреваты скоропалительные решения, мы беседуем с Сергеем Маликовым, руководителем компании «Вента» и лидером регионального отделения политической партии «Гражданская платформа».

– Сергей Алексеевич, на одной из конференций я обратил внимание, что вы – единственный из присутствующих – высказались против строительства мечети в Калининграде. Скажите, чем вызвано такое неприятие?

– А какое здесь неприятие? Ну давайте мы сейчас начнём строить буддийский дацан или кришнаитский храм, вам это сильно понравится?

– Мне как-то безразлично. Я знаю, например, что в Калининграде в стадии строительства находится синагога, и даже этот факт меня не сильно беспокоит.

– Всё верно. Поэтому постановка вопроса о строительстве любого культового сооружения рассчитана на безразличное молчаливое большинство и на воинственное крикливое меньшинство. И мы даже не спрашиваем себя: зачем нам в России, где тысячелетие царит православная культура, мечети и синагоги?

– Ну как зачем? В стране проживают миллионы мусульман…

– Где? В Калининградской области? Сомневаюсь. И даже если бы здесь их проживало действительно много, нужно было бы задаться вопросом: почему именно в Калининграде? Какой в этом смысл?

– И какой же?

– Я думаю, он может быть любым, кроме того, ради которого идея строительства декларируется. То есть он может быть политическим, экономическим или организационным, но в нём нет идеи разговора человека с Богом.

Вот возьмите, к примеру, Казань. До революции это был один из самых русских городов в стране. В 1907 году более 80% населения города были русскими. О татарах там даже и не слышали, ну разве что крики татарских дворников по утрам. Кругом православные храмы и монастыри. В СССР национальный состав несколько изменился, но всё равно преобладающим населением были русские. И вот после развала Союза, после прокатившейся волны национализма и сепаратизма, инициированного бандой Ельцина, множество русских покидает Казань, и, как бы издеваясь над этим исходом, власти строят в Казанском кремле мечеть Кул-Шариф.

мечеть

Сергей Маликов

Вы знаете, в честь кого её так назвали?

– Нет!

– В честь последнего имама, одного из предводителей обороны Казани – Кул-Шарифа во время штурма города войсками Ивана Грозного.

– Ого!

– Да, это примерно то же самое, если бы мы в Калининграде протестантскую кирху назвали в честь гауляйтера Коха.

– То есть вы не считаете европейскую практику толерантности правильной?

– Конечно, нет. Во-первых, по сообщениям западных СМИ вы сами можете судить, насколько она правильна. Я думаю, европейские страны уже не раз пожалели об этой навязанной США доктрине.

Во-вторых, почему мы должны наступать на их грабли или брать из Европы плохие примеры?

Давайте посмотрим на Швейцарию. Как там их партнёры из Евросоюза ни пытались сломать, те так и не согласились строить в Швейцарии минареты. Собрали референдум, больше половины жителей высказались против – и всё. Нормальное решение вопроса. А мечеть без минарета не мечеть.

А почему вопрос о том, быть здесь мечети или нет, решается узкой группой людей и каких-то чиновников?

– Потому что к этому относятся у нас, как к строительству обыкновенного здания.

– Именно. Но в обыкновенном жилом доме или торговом центре мы не встретим людей, прошедших идеологическую подготовку в ваххабитской Саудовской Аравии. А большинство служителей культа учатся именно там.

По-моему мнению, всё это неправильно.

— Неправильно, но думаю, что опасность идеологического влияния саудитов сильно преувеличена.

— А я полагаю, что она недооценена. Все эти инициативы по строительству мечетей в городах России появились не случайно. Ведь так не бывает, что никому до мусульман дела не было сто лет, а потом вдруг появилась какая-то проблематика. Это раз. Во-вторых, и это тоже не случайно экстремизм почему-то зачастую прикрывается исламом.

Ну, вот хоть убей не найдешь ни одного православного террориста, а исламских хоть отбавляй. Третье. Давайте судить по российскому исламу не по тем людям, которые родились и выросли в СССР, а по тем, кому сейчас 20-25 лет. У них уже в значительной мере промыты мозги. Многие из них учились в медресе в Афганистане и Саудовской Аравии. И они не понимают разницу, между светским государством и государством, где заправляют религиозные фанатики.

Почему наши священники не обучаются в США, хотя там тоже есть православная церковь?

Потому что это нонсенс.

– Мусульмане всего мира празднуют Курбан-байрам. Как передают агентства новостей, в российской столице праздник отметили почти 200 тысяч человек. И более 90 тысяч мусульман приняли участие в торжествах у Московской соборной мечети. Как вы относитесь к этому факту?

– Я всего этого немного не понимаю. На охрану этих празднеств были задействованы тысячи полицейских и сотрудников спецслужб, выделили огромные средства из бюджета, то есть из нашего кармана. И всё это довольно демонстративно. Но я не помню, чтобы православные праздники отмечались с таким размахом. Мне кажется, здесь есть явный перекос. Такого рода демонстрации приверженности исламу направлены на образование сплоченного сообщества, которое можно впоследствии использовать в своих целях.

– То есть вы клоните к тому, что вопрос строительства мечети в Калининграде не актуален?

– Абсолютно верно. Совершать намаз Всевышнему можно где угодно. А строить мечеть или нет, должны решать жители Калининграда на референдуме, тогда мы с мусульманами точно будем жить в добре и гармонии.

– Спасибо за интересный взгляд.

– Спасибо вам.

Беседовал Андрей Озерцов

Поделиться:Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Share on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Напишите Ваш комментарий

посмотреть все комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован. Так же, как и другие данные не будут переданы третьим лицам. Обязательные поля отмечены *